Главная / Архив номеров / № 03-04 (3) 2004 /Статья «Судья – говорящий закон, закон – немой судья» - интервью с Валовой М.А.

«Судья – говорящий закон, закон – немой судья» - интервью с Валовой М.А.

Автор: Валова М.А.

Опубликовано: Российское право: образование, практика, наука № 03-04 (3) 2004

Страницы: 16-19

Валова Марина АлександровнаКак становятся судьями? Когда и под влиянием каких причин у человека появляются желание заниматься именно этой деятельностью и осознание того, что имеющегося опыта и знаний хватит для «старта» в нелегкую и очень ответственную профессию? У каждого судьи, наверное, свой путь в профессию, своя собственная история. О том, как становятся судьями и о своем личном опыте, рассказала заместитель председателя Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга Марина Александровна Валова.

- Расскажите, пожалуйста, поподробнее про тяжкие испытания, которым подвергаются кандидаты на должность судьи?

 - Как Вы знаете, для того, чтобы стать судьей, необходимо достичь возраста 25 лет, иметь стаж работы по юридической профессии – не менее 5 лет и высшее юридическое образование. Кандидату на должность судьи необходимо сдать квалификационный экзамен. Экзамен принимает специальная экзаменационная комиссия. Экзаменационные комиссии состоят при соответствующих квалификационных коллегиях судей и образуются из числа наиболее опытных судей, ученых-правоведов и преподавателей юридических дисциплин. Законодатель очень мудро решил, что не совсем правильно решать судьбу кандидата на должность в закрытом кругу одних только судей. Все-таки любая профессия накладывает определенный отпечаток. Для того, чтобы экзаменующийся не растерялся от большого количества судей в одном помещении и не почувствовал себя ненароком подсудимым, в комиссию входят и представители других профессий. Но число судей в составе экзаменационной комиссии не должно быть менее трех четвертей состава комиссии.

 - Каков порядок проведения квалификационного экзамена?

- Экзамен на должность судьи проводится по экзаменационным билетам, каждый из которых содержит 3 вопроса по различным отраслям права и 2 задачи из судебной практики. Необходимо отметить, что для подготовки к экзамену дается только примерный перечень вопросов. По решению экзаменационной комиссии экзамен может быть дополнен письменным заданием по подготовке проекта процессуального документа. На подготовку к ответам по вопросам билета, включая решение задач и составление процессуальных документов, отводится не менее двух часов. Во время экзамена кандидат вправе пользоваться сборниками нормативных правовых актов и справочными материалами. За устные ответы и письменное задание, а также по результатам экзамена выставляются обычные оценки, как в школе: “отлично”, “хорошо”, “удовлетворительно” и “неудовлетворительно”. По итогам экзамена принимается решение о сдаче или несдаче квалификационного экзамена на должность судьи суда соответствующего вида и уровня. Экзаменационная комиссия выдает лицу, сдавшему квалификационный экзамен, удостоверение установленного образца, а также выписку из протокола заседания экзаменационной комиссии с оценками. Сдача квалификационного экзамена - это отнюдь не формальность, так как требования к судьям предъявляются очень жесткие. Если кандидат успешно сдает квалификационный экзамен, то он представляется на квалификационную коллегию судей. Квалификационная коллегия беседует с кандидатом по душам, если так можно выразиться. Ведь личные качества судьи не менее важны, чем профессиональные. У нас есть свой Кодекс чести судьи, который устанавливает правила поведения судьи в профессиональной и внеслужебной деятельности. Он обязателен для каждого судьи Российской Федерации, независимо от занимаемой должности, а также для судей, находящихся в отставке, но сохраняющих звание судьи и принадлежность к судейскому сообществу.Если судья уходит в отставку, то он не имеет права пуститься во все тяжкие, даже если очень захочет. В случае совершения им каких-то порочащих его, и звание судьи, поступков, они послужат основанием для удаления его из отставки и соответственно, снятия всех благ материальных, которые полагаются судье после выхода в отставку. Я знаю, что в России было несколько таких случаев.

 - Судью удаляют из отставки, если он совершает преступление?

 - Не только. Проступком, позорящим честь и достоинство судьи, признается такое действие или бездействие, которое, хотя и не является преступным, но по своему характеру несовместимо с высоким званием судьи.Судья в любой ситуации должен сохранять личное достоинство, заботиться о своей чести, избегать всего, что могло бы причинить ущерб репутации и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия. Поэтому очень важно знать, что стоит за стремлением человека стать судьей. Исходя из своего многолетнего опыта, я могу сказать, что у разных людей – совершенно разные мотивы. Если раньше кандидата в обязательном порядке какой-нибудь суровый судья спрашивал: «Вы хотите работать судьей из-за возможности получения жилья?» То сейчас этот вопрос отпал. Я на протяжении нескольких лет являюсь членом жилищной комиссии. К сожалению, на обеспечение жильем судей поступают очень небольшие деньги. Сейчас практически нет судей, которые идут на эту работу по меркантильным соображениям. В материальном плане нет каких-то особых выгод по сравнению с другими юридическими профессиями. Поэтому с уверенностью могу сказать, что случайные люди в нашей системе не задерживаются.

- Чем будущие судьи занимаются до достижения возраста, установленного законом? Где зарабатывают стаж?

 - Как правило, в судьи не приходят случайные люди с улицы. В основном, судьями становятся  юристы, уже какое-то время проработавшие в судебной системе в качестве секретарей судебных заседаний, помощников судей. К секретарям судебных заседаний не предъявляется каких-то специальных требований. Как правило, в секретари идут студенты первых курсов юридических вузов. С этого момента начинает идти юридический стаж. Помощник судьи должен иметь высшее юридическое образование или в крайнем случае, учиться на последнем курсе юридического вуза или факультета. Через шесть месяцев после начала работы помощники и секретари проходят аттестацию. В случае успешного прохождения аттестации, им присваивается квалификационный класс. Они прекрасно представляют себе работу судьи и знают, почему хотят стать судьями. Для них - это не случайный выбор. В 2002 году в судах была введена новая должность – помощник судьи. Пока, к сожалению, помощники есть не у всех судей. Помощник значительно облегчает работу судьи: готовит процессуальные документы, составляет проекты решений, контролирует секретаря судебного заседания. У него – достаточно широкая компетенция. Если судья отсутствует, например, по причине болезни, то помощник сам принимает граждан, готовит проекты определений о назначении судебного заседания, принятии дел и так далее. По его работе можно судить: сможет ли этот человек принимать решения самостоятельно, работать судьей в дальнейшем. Помощники – наша основная опора и надежда. Хотя некоторые из них рассматривают работу в суде только, как промежуточный этап, чтобы потом, набравшись опыта, уйти работать адвокатами, юрисконсультами. Конечно, приходят в судьи и из адвокатов, и из прокуроров. К тому же, сейчас система федеральных судов пополняется за счет мировых судей. Наша работа – специфична. Она требует определенной ответственности и жесткого подхода к себе. За годы моей работы, я видела, как судьи уходили по разным причинам, в том числе и потому, что они не смогли работать сами, не выдерживали нагрузки.

 - А у Вас были какие-то трудности, когда Вы только начинали работать?

 - Честно скажу, вначале было очень тяжело.Я начала работать в 1995 году, а в 1996 - люди стали в массовом порядке подавать иски о взыскании заработной платы. Тогда было разделение дел между судьями не по категориям дел, а по улицам. Мне досталась улица Мамина – Сибиряка, на которой находилось довольно крупное учреждение - научно – производственное объединение автоматики. Только по этому предприятию было около 2000 исков по зарплате. Представьте, прием граждан проходил только один раз в неделю: по средам, с трех до шести. В этот день, к трем часам, в коридоре перед моим кабинетом собиралась толпа - человек в сто, примерно. Принимали всех до позднего вечера. Я знала, что если всех не выслушать, то в следующую среду они снова придут. Потом уже мы с ними договорились, что они выдадут доверенности на какого-то одного представителя, и стало попроще. Вообще, тот период времени был переходным, поэтому было сложно работать. Именно тогда начался бум исков по «лопнувшим пирамидам». А в 1997-1998 году началась индексация денежных доходов граждан. Необходимо было пересчитывать заработную плату в связи с ростом потребительских цен. В то время еще существовал институт народных заседателей, которые очень помогали судьям в работе. И, тогда целыми днями судьи вместе с народными заседателями, секретарями считали эти индексы. Сейчас, оглядываясь назад, можно сказать, что каждый год был всплеск определенной категории исков, которые шли просто валом. Постепенно они сходили на нет, другие иски становились популярными. Сейчас обстановка нормализовалась: иски идут относительно ровным потоком и распределятся между судьями по различным категориям. Например, если раньше (1997-1999) у нас в суде за год проходило до 6 тысяч гражданских дел, то в настоящее время - около 2000 гражданских дел в год.

 - Каким образом иски распределяются между судьями?

 - Во-первых, иски распределяются так, чтобы количество дел у всех было примерно одинаковое. С января 2004 года введена специализация судей. Сейчас часть судей рассматривает только уголовные дела, а часть - только гражданские. Специализация введена для того, чтобы судья мог досконально изучить всю судебную практику, все законодательство по какой-то одной категории дел и не делать ошибок при их рассмотрении. Раньше самыми важными показателями работы суда по гражданским делам были: уменьшение остатков дел и сроки их рассмотрения. Теперь равное внимание уделяется и качеству рассмотрения дел и соблюдению процессуальных сроков. Невозможно знать абсолютно все. Чтобы повысить качество, постепенно вводится более узкая специализация судей. Я специализируюсь на делах о дорожно-транспортных происшествиях, делах о признании граждан недееспособными, об ограничении гражданина в дееспособности и делах, вытекающих из Закона РФ «О психиатрической помощи».

 - Каждый судья сам выбирает категорию дел, на которой он хочет специализироваться?

 - Дела распределяются с учетом желания судей. Если насильно заставить человека что-то делать, то ничего хорошего из этого не получится. Поэтому часть дел распределяется в соответствии с категорией, выбранной по желанию, а остальные категории дел, распределяются председателем суда в зависимости от квалификации судьи, его личного опыта.

-         А какие дела вызывают у судей большую трудность при рассмотрении?

- Например, дела о защите прав потребителей. Особо никто не любит эту категорию дел. Жилищные споры одни судьи любят рассматривать, а многие вообще не воспринимают. Одни судьи с удовольствием рассматривают трудовые споры, а другие терпеть не могут. Один судья у нас специализируется на рассмотрении дел о защите чести и достоинства и защите авторских, изобретательских прав. Это очень сложная категория дел. Законодательство – специфическое, а судебной практики почти нет. По уголовным делам тоже учитываются личные наклонности судей к каким-то определенным категориям дел, но, в основном, нагрузка распределяется исходя из того, чтобы успеть рассмотреть как можно большее количество дел в установленные сроки.

 - Марина Александровна, слушая Вас, кажется, что у Вас не было никаких сомнений при выборе профессии. Расскажите, пожалуйста, как Вы стали судьей?

 - Яродилась в Свердловске. Когда мне было 6 лет, родители переехали в Узбекистан. Нужно сказать, что мои родители тоже работали юристами. Окончила Свердловский юридический институт, затем вернулась работать в Узбекистан. В 1994 году наша семья окончательно переехала в Екатеринбург. До переезда я работала адвокатом. Папа же всегда хотел, чтобы я стала судьей. Он сам работал судьей в течение нескольких лет и постоянно убеждал меня в том, какая это интересная и престижная работа. И перед переездом я для себя решила, что тоже хочу попытаться. Получится у меня или не получится – я не знала. Этого не знает никто, когда начинает работать. 1 декабря 1995 года вышел указ Президента РФ о моем назначении на должность судьи, и я приступила к работе в Октябрьском районном суде Екатеринбурга. Вообще-то, в этом суде я работала уже с февраля 1994 года: оказывала помощь другим судьям, готовила процессуальные документы. Мне не хотелось сидеть дома и ничего не делать, ожидая пока выйдет указ о моем назначении. Было довольно страшно выйти на работу уже в качестве судьи, принимать какие-то самостоятельные решения. Особенно было тяжко вначале работать по уголовным делам. Судьбу человека решить – это очень даже непросто.

- Помните свое первое дело?

 - Помню во всех мельчайших деталях. Причем, оно было очень интересным. Это было умышленное убийство. Длительное время обвиняемого не выводили из следственного изолятора, а потом выяснилось, что у него уже после совершения преступления возникло психическое расстройство. Было вынесено определение о применении к нему принудительных мер медицинского характера. Подсудимый был освобожден от уголовной ответственности и помещен в психиатрическую больницу. Вскоре он там умер. Потом пошли самые разные дела: и уголовные, и гражданские. Но больше всего мне нравилось рассматривать именно умышленные убийства. Во-первых, потому что к этим делам – очень серьезный подход на всех стадиях судопроизводства, как на следствии, так и в суде. Сами понимаете, что эта категория – особая. Во-вторых, в профессиональном плане, эти дела были очень хорошо расследованы. И мне было очень интересно по ним работать. Совершенно разные люди привлекались к уголовной ответственности: были такие, кто привлекался первый раз; были многократно судимые. Но у судьи не должно быть негативного отношения к обвиняемому, он не должен заранее себя настраивать против него, говорить себе: «Передо мной - убийца». Подход должен быть здравым, объективным. «Всем сестрам по серьгам»: что заработал, то и получай. Хотя иногда бывает, что подсудимый пытается вывести судью из себя своим поведением: мешает нормальной работе, заявляет какие-то фантастические ходатайства. Но опытного, давно работающего судью вывести из себя практически невозможно. Судья не будет совершать каких-то скоропалительных поступков из-за того, что подсудимый ему не нравится, как человек. Действительно бывает, что выходишь из зала заседаний, внутри все кипит, но потом успокаиваешься, берешь себя в руки и уже оцениваешь действия обвиняемого чисто с профессиональной точки зрения – в соответствии с законом. Даже по мирным, гражданским делам приходят совершенно разные люди: одному что-то не нравится, другого что-то не устраивает. Но я не могу сказать: «Ах, раз ты пишешь на меня жалобы, то я тебя засужу».

 - Бывает, что недовольные граждане вместо того, чтобы цивилизованно писать жалобы, начинают Вам угрожать?

 - Лично мне никто никогда не угрожал. Но в России сейчас очень неспокойная обстановка. За последние несколько лет было взорвано несколько судов. Я знаю, что в Свердловской области были случаи, когда судей пытались запугать, угрожали. В нашем суде был случай ложного минирования. А вообще в России нападения на судей нередки. В прошлом году мирового судью рассматривающего административное правонарушение, ударили ножом. А ведь это было даже не уголовное дело. Самое серьезное, что грозило человеку - лишение водительских прав. Обиженный мститель пришел в суд и в отместку за неправильное, по его мнению, вынесенное решение, пырнул судью ножом. Поэтому какая здесь может быть гарантия безопасности? Гарантий нет. Каждый судья знает, что выбрав такую работу, он всегда должен быть готов к риску. Приходится с этим мириться. Я считаю, что каждый судья должен делать все, чтобы обезопасить себя: необходимо всегда оставлять свои эмоции при себе, не вступать в конфликты с гражданами. Если судья ведет разговор спокойно, то даже человек, пришедший с раздражением, плохими намерениями, успокоится.

- Самые главные плюсы и минусы в работе судьи?

 - Плюсов очень много. Во-первых, судья самостоятелен в принятии решений. Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону. В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны. Конечно, судья выслушивает прокурора, адвоката, учитывает мнения сторон и заявленные ходатайства, но решение принимает самостоятельно. Во-вторых, работа судьи – это очень престижная работа. В профессиональном плане она всегда очень высоко оценивалась. У нас в стране в разное время было разное отношение к судьям: у части населения оно было стойко-негативным. А сейчас люди видят, что единственная защита, когда у них какая-то беда случается – это суд. Суд – от слова рассудить. Хотя сейчас у людей тоже отношение разное. Если иск удовлетворен – истец доволен, а ответчик недоволен, и наоборот. Судья не может и не должен всем угождать. Он должен помогать людям находить правду. Каждый человек, чьи права и законные интересы нарушены должен найти защиту. А самой эффективной формой защиты является судебная защита. В-третьих, работа – очень интересная, разнообразная. Мне нравиться работать именно с людьми, общаться. Самый главный минус - приходится жертвовать своим личным временем. Меньше времени остается для отдыха и для самообразования. Нужно всегда помнить, что выполнение обязанностей по осуществлению правосудия должно иметь для судьи приоритетное значение над иными занятиями.

 - Простите за нескромный вопрос: А во сколько у вас рабочий день заканчивается?

 - Вчера, например, в 9 часов вечера закончился. Сидели вдвоем с помощником и тихонько работали. Больше минусов я даже и не вижу. Конечно, над каждым судьей есть контроль. Судья обязан соблюдать установленные законодательством процедуры, выполнять работу в процессуальные сроки. Никто не позволит судьям сидеть и рассматривать даже самое сложное дело в течение нескольких лет. Прошли те времена, когда дела десятилетиями рассматривали. Сейчас Европейский суд по правам человека строго отслеживает все нарушения. Я думаю, что это правильно. Это подстегивает судей выполнять свою работу как можно более качественно и быстро.

- Какие ошибки чаще всего делают граждане, обращаясь в суд за защитой своих нарушенных гражданских прав?

 - Очень часто нам подают неграмотные, плохо составленные иски. У нас граждане очень не любят обращаться за квалифицированной юридической помощью к профессиональным юристам. Люди не пойдут к опытному адвокату или юрисконсульту, а будут заниматься самообразованием. Бывают случаи, когда истцы, ответчики обращаются в юридические конторы, работники которых не всегда обладают необходимыми знаниями. Иногда бывает очевидно, что у истца, например, уровень юридических знаний гораздо выше, чем у его адвоката. Был даже такой курьезный случай, когда истец начал спорить по каким-то правовым вопросам со своим адвокатом прямо на процессе. Бывает, что и сразу после начала процесса люди отказываются от услуг представителя. Грамотный поход очень важен: должно быть правильно составлено исковое заявление, сделаны все необходимые копии. Чем грамотнее подход, тем быстрее может быть рассмотрено дело. К сожалению, сейчас мы возвращаем исковые заявления пачками именно по процессуальным основаниям. Большую их часть мы вынуждены оставлять без движения и предлагать заявителям исправить недостатки.

 - Судья может развиваться в рамках своей профессии?

 -Судья может и должен развиваться профессионально: следить за изменениями законодательства, изучать судебную практику. Это не право судьи, а обязанность. Каждый судья имеет свою личную кодификацию. Раньше кодификация было только в бумажном варианте. В нашем суде у каждого судьи и помощника судьи есть персональный компьютер. Правовое законодательство у нас обновляется каждую неделю. Это очень облегчает нашу работу. Техникой нас обеспечивает судебный департамент. Раньше было тяжелее: все приходилось писать от руки или печатать на машинке. Сейчас все процессуальные документы готовятся на компьютере, есть определенные шаблоны, формы документов.

- Что бы Вы посоветовали студентам, которые мечтают стать судьями?

 - В нашем суде бывает очень много практикантов из разных юридических вузов, юридических факультетов. Но за все годы моей работы я видела всего несколько заинтересованных человек. Я знаю, что в УрГЮА, в Институте юстиции есть специальный судебно-прокурорский фаультет. Совершенно правильно, что студентов целенаправленно готовят к должности судьи. Несколько старшекурсников с этого факультета проходили у нас практику. Невооруженным глазом видно, что эти студенты уже выбрали для себя профессию: они хотят стать судьями. Они приходят к нам не отбывать повинность, а профессионально, серьезно работать. Они идут в правильном направлении. Если человеку интересна эта работа и он поставит перед собой задачу стать судьей, то он судьей станет. Ему не будет для этого никаких препятствий. 

Текст: Мария Бердинских.

 

Все данные, имена и должности публикуются на дату выхода соответствующего номера журнала.

Копирование любых материалов с сайта допускается только при указании на источник с активной ссылкой на сайт http://www.российское-право.рф/

 



 

© Вербицкая Ю. О., 2010-2012г.
Советы по макияжу для женщины-юриста  ремонт электрической рулевой рейки