Главная / Архив номеров / № 5-6 (70-71) 2010 /Статья Роль Конституционного Суда Российской Федерации в обеспечении единообразия экологически значимой судебной практики

Роль Конституционного Суда Российской Федерации в обеспечении единообразия экологически значимой судебной практики

Автор: В.В. Никишин

Опубликовано: Российское право: образование, практика, наука № 5-6 (70-71) 2010

Страницы: 23-29

В.В. НикишинВладислав Васильевич Никишин - Доктор юридических наук, доцент, заведующий кафедрой гражданского права и процесса Мордовского государственного университета им. Н. П. Огарева

 

Современные условия российской действительности определяют требования к экологическому законодательству, с тем чтобы эффективность его применения была обеспечена принятием ряда нормативных правовых актов, необходимых и достаточных для обеспечения права каждого на благоприятную окружающую среду, равный доступ к природным ресурсам.

Сегодня экологическое право представляет собой динамично развивающуюся правовую отрасль, которую характеризуют смешанность и высокая степень взаимоподкрепления публично-правовых и частноправовых методов регулирования в условиях конфликтности экологических и экономических приоритетов[1]. Объемность и разнородность нормативного материала сочетается с заинтересованностью общества в регулировании взаимодействия с природой, что связано с удовлетворением его потребностей и необходимостью сохранения всех форм жизни[2]. Этими и другими отличительными качествами экологического права и закона обусловлена сложность решения задачи повышения эффективности применения эколого-правовых норм. Многие причины неэффективного применения экологического законодательства кроются в недостатках самого закона. Особого внимания заслуживает феномен абстрактности правотворчества, когда разработчики акта не задумываются о механизмах его реализации, не предлагают параллельного создания условий эффективности применения[3]. Обратная сторона

--23--

этого феномена – лоббирование законов, принятие правовых актов об охране окружающей среды, использовании природных ресурсов, за которые предполагается получить материальные сиюминутные выгоды. Проблема эффективности применения экологического законодательства связана с механизмом отбора, фиксации экологических потребностей в законе. Правотворческий процесс испытывает воздействие комплекса факторов, не все из которых полностью находят отражение в правотворческом решении[4]. Представляется необходимым не только адекватный перевод общественных потребностей и интересов в нормативно-правовую форму, но и определение параметров влияния на правотворчество уже сложившейся судебной практики.

Применительно к современному состоянию юридической практики в сфере охраны окружающей среды и природопользования нужно соблюдать баланс между содержанием экологического права и конкретизирующей его юридической практикой правоохранительных органов. Во всем массиве юридической практики основная доля принадлежит текущей или первичной практике (опыту судов)[5]. Менее распространена руководящая практика как опыт применения экологического законодательства, выраженный в актах центральных судебных органов (постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ). Особое значение приобретает прецедентная практика в форме судебных актов высших судебных инстанций по делам, привлекшим интерес общественности[6]. Относимость же судебной практики к экологически значимой обусловливается как существом конкретных дел, так и содержанием применяемых судом правовых норм.

Следует согласиться с М. М. Бринчуком в том, что анализ роли судов в контексте принципа признания судебной власти самостоятельной ветвью власти дает основание считать судебную практику источником экологического права, поскольку «в рамках принципа разделения властей суды наделяются новыми полномочиями нормотворческого органа власти»[7].

Вопрос о судебной практике как источнике современного российского экологического права наиболее активно стал обсуждаться с момента образования первого в России Конституционного Суда, с деятельностью которого исследователи не без оснований связывают дальнейшие укрепление судебной системы России, повышение ее роли и значения в государственном механизме страны, усиление ее «правотолковательных» и «правообразовательных» функций[8].

Акты Конституционного Суда Российской Федерации имеют особое значение для обеспечения единообразия экологически значимой судебной практики. Отмечая, что неопределенность норм российского законодательства порождает противоречивую правоприменительную практику и не отвечает принципу равенства граждан перед законом и судом[9], Конституционный Суд РФ указывает на связанность законодателя не только требованиями Конституции РФ, но и правовыми позициями Конституционного Суда[10]. В российской судебной практике необходимо обеспечить конституционное истолкование подлежащих применению законоположений[11], судебные органы при рассмотрении споров должны, не вмешиваясь в сферу нормотворческих полномочий, выявлять обстоятельства, имеющие значение для вынесения решений по существу[12].

Принципиально важно наличие в судебном решении элементов защиты экологических прав и законных интересов физических и юридических лиц, публичных образований. Признание же человека, его прав и свобод высшей ценностью означает изменение подходов к взаимоотношениям государства и гражданина, направленности в деятельности органов государственной власти. Главным ценностным ориентиром при принятии законов, административных и судебных решений должны стать не интересы государства, его органов и должностных лиц, а естественные неотчуждаемые права человека, в том числе экологические. На публичную власть возлагаются обязанности принимать профилактические (превентивные) меры, направленные на сдерживание загрязнения окружающей среды, предупреждение и минимизацию экологических рисков[13].

--24--

Стремление трактовать экологическое законодательство как совокупность законов связывается, как правило, с реализацией принципа верховенства закона в построении российского правового государства, когда все равны перед законом, права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, определяют смысл, содержание и применение законов и защищаются всеми способами, не запрещенными законом (ст. 18, 19, 45 Конституции РФ). Показательна позиция Конституционного Суда РФ: в соответствии со ст. 120 Конституции РФ суды подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону. Это положение не отрицает возможности применения судами конституций (уставов) и других законов субъектов Российской Федерации, оно допустимо при условии, что нормативные правовые акты субъекта Федерации не противоречат Конституции РФ[14].

Конституционный Суд разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Федерации. Решения Конституционного Суда РФ обязательны на всей территории России для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений и подлежат обязательному опубликованию в официальных изданиях[15]. Как видим, юридическая сила актов Конституционного Суда РФ весьма велика. В силу специфики российской конституционной юстиции решения Конституционного Суда РФ формально могут быть сопоставлены с судебным прецедентом. Тем не менее не следует отождествлять нормативность и обязательность судебных решений. Показательно на сей счет мнение Конституционного суда РФ: «Решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов… не обязательны для других судов по другим делам, так как суды самостоятельно толкуют подлежащие применению нормативные предписания, следуя при этом Конституции Российской Федерации и федеральному закону». Однако «решения Конституционного Суда РФ, в результате которых неконституционные нормативные акты утрачивают юридическую силу, имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же, как нормативные акты, общее значение, не присущее правоприменительным по своей природе актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов»[16].

Существенное значение имеют позиции Конституционного Суда РФ в части уяснения правовой природы своих актов.

Верховенство Конституции Российской Федерации означает, что судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего соответствующие правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию РФ в качестве акта прямого действия[17].

Показательно, что решение суда общей юрисдикции, которым тот или иной нормативный эколого-правовой акт признан противоречащим федеральному закону, не является подтверждением его недействительности, отмены самим судом, тем более лишения его юридической силы с момента издания, а означает лишь признание его недействующим и, следовательно, с момента вступления решения суда в силу не подлежащим применению.

Утверждение Верховного Суда РФ о непризнании законным нормативного правового акта также не может служить доказательством того, что Верховный Суд считает эту норму не подлежащей применению как не соответствующей Конституции РФ и исключает возможность ее применения по другим делам в качестве действующей. Ссылка в решениях Верховного Суда РФ на правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации не свидетельствует о том, что Верховный Суд РФ рассматривает ее как неконституционную, поскольку сама норма Конституционным Судом РФ не проверялась и не содержит положений, аналогичных тем, которые признаны им не соответствующими Конституции Российской Федерации.

Принимая решение, на основании которого признанные неконституционными нормативные эколого-правовые акты в силу прямого указания Конституции утрачивают юридическую силу, Конституционный Суд РФ выступает в качестве судебной инстанции, окончательно разрешающей такие публично-правовые споры[18].

Для применения норм российского экологического законодательства важны позиции Конституционного Суда РФ по основ-

--25--

ным приоритетам правового регулирования отношений в сфере природопользования и охраны окружающей среды, обеспечения экологической безопасности.

Конституционный Суд РФ, учитывая единство конституционного положения о том, что земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, с провозглашенными в преамбуле Конституции Российской Федерации целью обеспечения благополучия нынешнего и будущих поколений и ответственностью перед ними, определил взаимообусловленность права каждого на благоприятную окружающую среду и обязанности сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам. Тем самым, по мнению Суда, выражается один из основных принципов правового регулирования отношений в сфере охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности – принцип приоритета публичных интересов[19].

Правовые механизмы охраны окружающей среды, использования природных ресурсов должны быть основаны на восприятии отношений между человеком и природой как отношений особого рода. Российское государство признало в качестве такой модели концепцию устойчивого развития, которая противостоит потребительскому отношению человеческого общества к природе и ее ресурсам, когда «больше не значит лучше» и прогресс должен быть переопределен как удовлетворение реальных потребностей населения наиболее эффективным образом[20].

При принятии экологически значимых решений следует учесть и согласовать интересы Российской Федерации и ее субъектов, при этом федеральный закон как нормативный правовой акт общего действия, регулирующий вопросы (предметы) совместного ведения, определяет права и обязанности участников правоотношений, в том числе полномочия органов государственной власти, и тем самым производит разграничение этих полномочий. Именно в этом контексте Федеральное Собрание Российской Федерации, осуществляя законодательное регулирование вопросов, относящихся к природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности, вправе устанавливать конкретные полномочия и компетенцию органов государственной власти РФ и субъектов РФ[21].

Федеральные конституционные законы и федеральные законы по предметам ведения Российской Федерации – базовые для законотворческой деятельности субъектов РФ, пределы которой устанавливает Конституция Российской Федерации. Конституционный Суд РФ подтверждает единство российской правовой системы, указывая, что положения конституций, уставов субъектов Федерации, противоречащих Конституции РФ и утративших силу непосредственно на основании решений Конституционного Суда РФ, не являются составной частью правовой системы Российской Федерации (и правовой системы соответствующего субъекта Российской Федерации как ее элемента)[22].

Регулирование федеральными законами отношений, входящих в предмет совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов носит рамочный характер и предполагает, что наполнение правовых институтов конкретным юридическим содержанием осуществляется законодателем субъекта РФ[23].

Определяя режим права собственности на природные ресурсы, Конституционный Суд РФ установил, что Конституция РФ не обязывает к тому, чтобы лесной фонд как особая часть лесных природных ресурсов находился в различных формах собственности[24]. В то же время Правительство РФ согласно Конституции осуществляет управление государственной (федеральной) собственностью, в том числе, если объекты такой собственности – природные ресурсы, и обязано обеспечивать проведение в Российской Федерации единой государственной политики в сфере экологии[25].

Правомочия собственника (владение, пользование, распоряжение) независимо от разграничения государственной собственности на природные ресурсы могут быть реализованы только с учетом их особого статуса. Как Федерация, так и ее субъекты не могут в одностороннем порядке решать правовую судьбу природных ресурсов. Этот постулат подтверждает Конституционный Суд РФ: народам, проживающим на территории того или иного субъекта Российской Федерации, должны быть гарантированы охрана и использование природных ресурсов как естественного богатства, ценности (достояния) всенародного значения[26].

Конституционный Суд РФ неоднократно обращался к конституционной характери-

--26--

стике природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории. Такая характеристика земли, по мнению Суда, предопределяет конституционное требование ее рационального и эффективного использования, а также охраны как важнейшей части природы, естественной среды обитания человека, природного ресурса, используемого в качестве средства производства в сельском и лесном хозяйстве, основы осуществления хозяйственной и иной деятельности. Это требование адресовано государству, его органам, гражданам, всем участникам общественных отношений, является базовым для законодательного регулирования в данной сфере и обусловливает право федерального законодателя устанавливать особые правила, порядок, условия пользования землей[27].

Конституционный Суд РФ обращает внимание на соблюдение принципа приоритета охраны земли как важнейшего компонента окружающей среды и средства производства в сельском и лесном хозяйствах перед использованием земли в качестве недвижимого имущества[28]. Согласно Конституции РФ условия и порядок пользования землей определяются федеральным законом. Таким федеральным законом Конституционный Суд РФ называет, в частности, Земельный кодекс РФ, подчеркивая, что во взаимосвязи с требованиями статей Гражданского кодекса РФ законодательно установленный порядок приобретения прав на земельные участки с расположенными на них зданиями, строениями, сооружениями объективно обусловлен спецификой объекта и природой права общей собственности, а также характером связанных с ней отношений. Указывается, что критерий отнесения тех или иных земельных участков к делимым или неделимым, в том числе с расположенными на них зданиями, строениями, сооружениями, находящимися в общей долевой собственности, закреплен именно в статьях Земельного кодекса Российской Федерации[29].

Конституционный Суд РФ установил: лес (лесной фонд) ввиду его жизненно важной многофункциональной роли и значимости для общества в целом, необходимости обеспечения устойчивого развития (сбалансированного развития экономики и улучшения состояния окружающей природной среды в условиях возрастания глобального экологического значения лесов России и выполнения ею соответствующих международных обязательств), а также рационального использования этого природного ресурса в интересах Российской Федерации и ее субъектов представляет собой публичное достояние многонационального народа России и как таковой является федеральной собственностью особого рода и имеет специальный правовой режим[30]. По мнению Суда, природные лечебные ресурсы, лечебно-оздоровительные местности и курорты – национальное достояние народов Российской Федерации, имеющее повышенную публичную значимость в силу исключительности и невосполнимости, с учетом ценности здоровья как неотъемлемого и неотчуждаемого блага, принадлежащего человеку от рождения и охраняемого государством[31].

Анализируя конституционные полномочия Правительства Российской Федерации, Конституционный Суд РФ подтвердил обязанность обеспечить такое регулирование потребления (изъятия) в природной среде объектов животного мира, которое не создавало бы угрозы сохранению его биологического разнообразия, способности к воспроизводству и устойчивому существованию[32].

Таким образом, возрастает социальная ценность предмета правового регулиро-

--27--

вания экологических отношений с учетом восприятия природы как всеобщего блага, определяющего не только качество жизни, но и возможность существования человека. Решению задач эффективного применения эколого-правовых норм способствует обращение к практике Конституционного Суда РФ, который, осуществляя толкование норм Конституции Российской Федерации, способствует единообразному применению норм экологического законодательства.

--28--

 


[1] Дубовик О. Л., Кремер Л., Люббе-Вольфф Г. Экологическое право: учеб. М., 2005. С. 18–21.

[2] Бринчук М. М., Дубовик О. Л. Федеральный закон «Об охране окружающей среды»: теория и практика // Государство и право. 2003. № 3. С. 30.

[3] Там же.

[4] Бошно С. В. Влияние судебной практики на законотворчество // Государство и право. 2004. № 8. С. 16.

[5] Особенность применения судебной практики состоит в том, что судебное толкование дается в пределах рассмотрения конкретного дела и имеет подчиненный характер в процессе правоприменительной деятельности судебного органа. Это предполагает деятельность интеллектуально-волевого характера со стороны суда, в которой важное значение имеют выбор и анализ правовой нормы, подлежащей применению (Сипулин С. В. Судебный прецедент как источник права: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2008. С. 27).

[6] Дубовик О. Л. Экологическое право: учеб. М., 2010. С. 22–23.

[7] Бринчук М. М. Экологическое право: учеб. М., 2010. С. 112.

[8] Марченко М. Н. Источники права: учеб. по собие. М., 2005. С. 386.

[9] Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2001 г. № 16-П по делу о проверке конституционности части второй статьи 16 Закона города Москвы «Об основах платного землепользования в городе Москве» в связи с жалобой гражданки Т. В. Близинской // СЗ РФ. 2001. № 52. Ч. II. Ст. 5014.

[10] Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия и статьи 7 Федерального закона «О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации»: определение Конституционного Суда РФ от 10 декабря 2002 г. № 284-О по запросу Правительства Российской Федерации о проверке конституционности Постановления Правительства Российской Федерации // Там же. 2002. № 52. Ст. 5290.

[11] Об отказе в принятии к рассмотрению запроса мирового судьи 113 судебного участка города Санкт-Петербурга О. П. Михайловой о проверке конституционности части пятой статьи 8 Закона Российской Федерации «О плате за землю» и жалобы гражданина А. А. Жукова на нарушение его конституционных прав той же нормой: определение Конституционного Суда РФ от 5 июня 2003 г. № 276-О // Вестн. Конституционного Суда РФ. 2003. № 6.

[12] Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Вита Холдинг» на нарушение конституционных прав и свобод частями первой и второй статьи 8 Закона Российской Федерации «О плате за землю»: определение Конституционного Суда РФ от 11 мая 2004 г. № 209-О // СПС «КонсультантПлюс»; Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы сельскохозяйственного производственного кооператива (колхоза) «Красносельское» на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 6 Закона Российской Федерации «О плате за землю» и частью второй статьи 6 Закона Владимирской области «О ставках земельного налога для физических и юридических лиц на 1999 год»: определение Конституционного Суда РФ от 8 июня 2004 г. № 228-О // Вестн. Конституционного Суда РФ. 2004. № 6.

[13] Постановление Конституционного Суда РФ от 23 апреля 2004 г. № 8-П по делу о проверке конституционности Земельного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Мурманской областной Думы // СЗ РФ. 2004. № 18. Ст. 1833.

[14] Определение Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 г. № 250-О по запросу Государственного Собрания Курултая Республики Башкортостан о толковании ряда положений статей 5, 11, 71, 72, 73, 76, 77 и 78 Конституции Российской Федерации // СПС «КонсультантПлюс».

[15] О Конституционном Суде Российской Федерации: Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ // СЗ РФ. 1994. № 13. Ст. 1447.

[16] Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. № 19-П по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации // Там же. 1998. № 25. Ст. 3004.

[17] Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. № 623-О-П по запросу Новооскольского районного суда Белгородской области о проверке конституционности абзаца четвертого статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации // Вестн. Конституционного Суда РФ. 2007. № 6.

[18] Определение Конституционного Суда РФ от 10 декабря 2002 г. № 284-О.

[19] Постановление Конституционного Суда РФ от 14 мая 2009 г. № 8-П по делу о проверке конституционности положения подпункта «б» пункта 4 Постановления Правительства Российской Федерации «Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия» в связи с запросом Верховного суда Республики Татарстан // СЗ РФ. 2009. № 22. Ст. 2752.

[20] Потребление (изъятие) объектов природной среды не должно создавать угрозы сохранению ее разнообразия, способности к воспроизводству и устойчивому существованию (Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Думы Приморского края о проверке конституционности Постановления Правительства Российской Федерации «О квотах на вылов (добычу) водных биологических ресурсов внутренних морских вод, территориального моря, континентального шельфа и исключительной экономической зоны Российской Федерации»: определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2001 г. № 151-О // Вестн. Конституционного Суда РФ. 2002. № 2).

[21] Постановление Конституционного Суда РФ от 14 мая 2009 г. № 8-П.

[22] Определение Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 г. № 250-О.

[23] Постановление Конституционного Суда РФ от 21 марта 1997 г. № 5-П по делу о проверке конституционности положений абзаца второго пункта 2 статьи 18 и статьи 20 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997. № 13. Ст. 1602.

[24] Постановление Конституционного Суда РФ от 9 января 1998 г. № 1-П по делу о проверке конституционности Лесного кодекса Российской Федерации // Там же. 1998. № 3. Ст. 429.

[25] Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Слободенюка Владимира Борисовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 35 Федерального закона «О животном мире»: определение Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2001 г. № 14-О // СПС «КонсультантПлюс».

[26] Постановление Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 г. № 10-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // СЗ РФ. 2000. № 25. Ст. 2728.

[27] Постановление Конституционного Суда РФ от 23 апреля 2004 г. № 8-П.

[28] Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Игнатовой Риммы Мулахматовны на нарушение ее конституционных прав положениями пунктов 1 и 2 статьи 58 Земельного кодекса Российской Федерации, пунктов 1 и 3 Положения о порядке возмещения убытков собственникам земли, землевладельцам, землепользователям, арендаторам и потерь сельскохозяйственного производства и пункта 1 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда РФ от 3 апреля 2007 г. № 335-О-О // Вестн. Конституционного Суда РФ. 2007. № 5.

[29] Определение Конституционного Суда РФ от 5 марта 2004 г. № 82-О по запросу Первомайского районного суда города Пензы о проверке конституционности пункта 5 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации // Там же. 2004. № 5.

[30] Постановление Конституционного Суда РФ от 9 января 1998 г. № 1-П.

[31] Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Покровского Владимира Викторовича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 16 Федерального закона «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах», статей 30, 154, 155, 192 Гражданского процессуального кодекса РСФСР и статей 35, 164, 165 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда РФ от 16 февраля 2006 г. № 49-О // СПС «КонсультантПлюс».

[32] Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2001 г. № 151-О.

 

Все данные, имена и должности публикуются на дату выхода соответствующего номера журнала.

Копирование любых материалов с сайта допускается только при указании на источник с активной ссылкой на сайт http://www.российское-право.рф/

 



 

© Вербицкая Ю. О., 2010-2012г.
Советы по макияжу для женщины-юриста  мерседес с 250