Главная / Архив номеров / № 4 (9) 2005 /Статья Ирина Решетникова: «Арбитражный суд – это отражение состояния экономики»

Ирина Решетникова: «Арбитражный суд – это отражение состояния экономики»

Автор: Решетникова Ирина Валентиновна

Опубликовано: Российское право: образование, практика, наука № 4 (9) 2005

Страницы: 4-8

«Правосудие - это историческая перспектива нашего общества в построении гражданского демократического строя с социально ориентированной рыночной экономикой и с защитой прав и свобод граждан».

Президент Российской Федерации В.В. Путин.

 

Арбитражный суд Свердловской области – один из крупнейших арбитражных судов России. Сегодня в суде работают 74 судьи. Арбитражный суд Свердловской области – один из крупнейших и по количеству ежегодно рассматриваемых дел. О деятельности Арбитражного суда Свердловской области состоялся наш разговор с его Председателем, доктором юридических наук, профессором Ириной Валентиновной Решетниковой.

 

- Как кратко можно охарактеризовать Арбитражный суд Свердловской области?

- Арбитражный суд Свердловской области – третий по величине арбитражный суд Российской Федерации, его численность без малого 300 человек, включая 93 ставки судей. Это суд, рассматривающий ежегодно огромнейшее количество дел (в 2004 году только по первой инстанции было рассмотрено почти 40 тысяч дел). Отличительной чертой суда является высокий профессионализм как судей, так и работников аппарата суда, творческий подход коллектива к работе.

- Есть ли какие-то «изюминки» в работе суда?

- Таких «изюминок» несколько.

Во-первых, тесный контакт с наукой, прежде всего, взаимодействуем с крупнейшим юридическим вузом России – Уральской государственной юридической академией. Второй год при Арбитражном суде Свердловской области действует Научно-консультативный совет, в который входят ведущие ученые города, судьи Федерального арбитражного суда Уральского округа, судьи нашего суда. Рекомендации НКС мы публикуем.

Во-вторых, наша практика открыта для всех. Пока наш суд единственный выпускает ежегодную книгу о практике деятельности суда за год «Арбитражный суд Свердловской области в 2003 году», «Арбитражный суд Свердловской области в 2004 году». Наша судебно-арбитражная практика открыта. Мы хотим, чтобы потенциальные лица, участвующие в деле, их представители могли ознакомиться, изучить практику. В итоге это должно способствовать единообразию практики, предотвращению заявления необоснованных исков. В этом году в московском издательстве «Норма» выйдет еще одна книга, подготовленная нашим судом, «Особенности рассмотрения дел в арбитражном процессе». Надеемся, что эта работа позволит ускорить процесс подготовки дел к судебному разбирательству, т.к. в книге по каждой категории дел приведены необходимые доказательства, отражены особенности субъектного состава, подведомственности, подсудности и пр.

В-третьих, мы проводим круглые столы, рабочие встречи по обсуждению судебно-арбитражной практики со Службой судебных приставов области, Пенсионным фондом, Министерством юстиции и другими органами с целью анализа правоприменительных проблем и предотвращения правонарушений.

В-четвертых, наша гордость – информационно-техническое обеспечение суда. Второй год как открыт сайт суда, на котором можно ознакомиться с нашей практикой, уточнить время рассмотрения дела и т.д. В информатизации будущее.

И самое главное - мы стараемся думать и заботиться о каждом судье, помощнике, секретаре судебного заседания, специалисте.

- Прошло несколько месяцев 2005 года, каковы задачи на этот год?

- Основная задача – повышение качества выносимых судебных актов, сохранение стойкой тенденции в соблюдении процессуальных сроков рассмотрения дел и рассылки судебных актов.

- Ирина Валентиновна, бытует мнение, что арбитражным судам приходится работать в условиях такой экономики, которая с самого начала в значительной степени была криминализированной. Вы согласны с этим утверждением?

- Думаю, нельзя говорить о том, что вся экономика какого бы то ни было государства может быть полностью криминализирована. Отдельные проявления криминала в экономике могут быть в любом государстве, в противном случае не было бы преступлений в сфере экономики. Арбитражным судам приходится сталкиваться с преднамеренным и фиктивным банкротством, иными незаконными действиями. Передел собственности, конечно, может иметь место, и не только в нашей стране. Достаточно вспомнить Америку в период формирования первичного капитала. Наверно, каждое государство проходит через этот не самый приятный этап в своем развитии. Но говорить о криминализации всей экономики несправедливо.

Основная задача арбитражных судов – разрешение экономических споров; раскрытием преступлений занимаются иные органы. Замена системы арбитража арбитражными судами в начале 90-х годов была предопределена новыми экономическими условиями перехода к рыночным отношениям.

К сожалению, вряд ли наступит время, когда не будет никаких преступных действий в сфере экономики. Жажда быстрой наживы, богатства любой ценой - пороки вне времени и пространства.

- Почему-то термин «басманное правосудие» легко вошел в наш обиход. По данным социологических опросов, россияне в большинстве своем не доверяют судам в целом, и судьям, в частности. На ваш взгляд, почему?

- Есть несколько причин. Первая причина недоверия связана с тем, что, к сожалению, правовая культура граждан не всегда высока. Проиграв дело, очень часто люди считают, что в этом виноват суд. Причем, не зная процедуру арбитражного процесса, они не используют процессуальные механизмы для защиты своих прав. Помните, когда раздавались ваучеры, то многие вкладывали их в различные «пирамиды». До сих пор судятся в нашем суде бабушки, дедушки, которые в свое время вложили ваучеры в подобные предприятия. Они участвуют в процессе самостоятельно, не пользуясь услугами юристов. Но ведь никто из нас не будет сам себе лечить зуб, делать операцию, правильно? Везде нужны специалисты. И даже, обращаясь за помощью к юристам, люди не всегда получают квалифицированную помощь. Бывает, что читаешь жалобу, например, на действия судьи, и невольно жалеешь сторону, которую представляет, составивший жалобу, юрист.

Вторая причина недоверия кроется в самих судах. В настоящее время арбитражные суды в России работают просто с бешеной нагрузкой. В среднем, судья рассматривает 61 дело в месяц. Причем, эта пугающая цифра – это только количество дел, а процессов по ним может быть гораздо больше – до 200, 300. Прибавьте к этому еще и отписывание судебных актов, отнимающее немалую часть времени судьи. При такой нагрузке мы должны рассматривать дела еще и как можно быстрее, соблюдая процессуальные сроки. Для того чтобы спокойно каждое дело изучить – нужно иметь такую нагрузку, как в Англии и Америке, где судья в течение месяца рассматривает не 60 дел, а – 6 - 10. Есть хорошее выражение: «Суд должен быть скорым и правым». Скорым - да, но не поспешным. А те сроки, которые у нас установлены в законе – часто бывают поспешными. Например, по некоторым категориям административных дел нам дается всего 10 дней для того, чтобы принять заявление, подготовить его к рассмотрению, вызвать стороны и рассмотреть дело. Причем, только почтовое уведомление, которое мы обязаны посылать сторонам, идет примерно неделю. Как же мы можем полностью рассмотреть дело за 10 дней? Я считаю, что такие нереальные сроки также подрывают авторитет суда. И есть еще одна причина недоверия общества к суду: бывает, что некоторые судьи недостаточно внимательно относятся к рассмотрению дела. Это тоже имеет место, к сожалению.

- В 2004 году нагрузка по рассмотрению дел на одного судью в Арбитражном суде Свердловской области составила 70 дел в месяц, то есть еще больше чем в среднем по России. Почему?

- Дело в том, что арбитражные суды как экономические суды – это всегда отражение экономики. Экономика Свердловской области развивается стабильно, и, соответственно, происходит постепенный рост количества дел в нашем арбитражном суде. Ежегодно у нас происходит увеличение числа дел на 18, 20, 30 процентов. Есть области с неустойчивым экономическим положением, в арбитражных судах которых случаются и огромные скачки количества дел (до 100 процентов), и очень небольшой прирост дел. Надо искать объяснения этих явлений в экономике.

- Бывший Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ В.Ф. Яковлев на совещании председателей арбитражных судов 3 декабря 2004 года говорил о том, что для обеспечения единства судебной практики каждый судья окружного суда по каждому делу, прежде чем вынести решение, должен ознакомиться с практикой не только Высшего Арбитражного Суда и своего собственного окружного суда, но и с практикой еще 9 других окружных судов. Это реально?

- Это, конечно, было бы идеальным вариантом для судьи - ознакомиться со всей практикой, но нельзя забывать, что практика часто разнится даже в стенах одного суда. А если посмотреть практику всех 10 окружных судов, то мы найдем в ней еще больше различий. Если говорить о каких-то сложных делах или новых категориях дел, то помощники судей обязательно делают выборку из судебных актов самых различных судов, чтобы посмотреть практику. Было бы очень хорошо, если бы такая выборка делалась и по «накатанным» категориям дел, но это абсолютно нереально по времени. И самая главная проблема судебной практики – отсутствие единообразия практики между округами по сложным вопросам.

- Что необходимо для обеспечения единства судебной практики?

- То, что пытается делать Высший Арбитражный Суд РФ: обобщение этой практики, анализ, издание постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ. Самое главное – отслеживание судебной практики. Необходима аналогичная работа и в округах.

- Сможем ли мы когда-нибудь достичь этого единства?

- В этом плане я очень оптимистично настроена. Хотя, в принципе, судебная практика и хороша для адвокатов тем, что в ней есть самые разные примеры судебных решений. Это касается не только нашей страны, но и судебных прецедентов Англии, Америки. В Англии, например, судебные прецеденты действуют с 13 века, то есть с 13 по 21 век всегда можно найти какое-то судебное решение, противоречащее другим. Поэтому я думаю, что мы никогда не достигнем того, что во всех судах будут приниматься одинаковые судебные решения. Но максимально к такому единообразию мы должны приблизиться. Это очень реальная цель.

- Как Вы относитесь к возможному законодательному закреплению обязательного декларирования судьями своих доходов, расходов, имущества?

- Положительно. Сегодня практически каждый считает необходимым заподозрить суд в коррумпированности. Декларирование судьями своей собственности, доходов и расходов стало бы достойным ответом на эти подозрения. Дело в том, что все государственные служащие (в частности помощники судьи и специалисты суда) обязаны декларировать свои доходы. Почему судья должен быть исключением? Независимость судей не проявляется в том, что общество не должно знать, на какие средства живет судья.

- Европейский суд по правам человека больше всего упрекает нашу судебную систему даже не в том, как она работает, а в том, как (не) исполняются судебные решения. На ваш взгляд, почему? И что нужно сделать для того, чтобы решения исполнялись?

- Исполнительное производство - это больная тема не только для нашего государства. Частные приставы–исполнители во Франции, шерифы и маршалы в США зачастую сталкиваются с такими же проблемами, как и наша служба судебных приставов, занимающаяся исполнительным производством. Но дело в том, что в соответствии с нашим законодательством пристав-исполнитель не обязан иметь какого-либо юридического образования: ни высшего, ни даже специального. А как можно обратить взыскание, например, на ценные бумаги, если ты – не юрист и никогда в жизни не видел ценных бумаг? Это, во-первых. А во-вторых, если у судей арбитражных судов – большая нагрузка, то у приставов она - вдвое больше, так как они исполняют решения еще и судов общей юрисдикции и других органов. К тому же, у них - очень маленькая зарплата. А с 1 января этого года у службы не стало внебюджетного фонда. Это означает, что судебные приставы-исполнители не будут получать никакого вознаграждения за свою работу – только «голый» оклад размером в три-четыре тысячи. Какой отец семейства сможет на эти деньги прокормить семью? Мне кажется, что службе судебных приставов в таких условиях будет очень тяжело выживать.

- Может быть, назрела необходимость создать при системе арбитражных судов отдельную службу, занимающуюся исполнительным производством?

- Не думаю. Я – не сторонница идеи, продвигаемой сейчас Судебным департаментом при Верховном Суде РФ, суть которой состоит в том, чтобы отдать службу судебных приставов под их крыло. Мне кажется, что было правильным решением вывести в свое время эту службу из судов в систему Минюста РФ. Ни для кого не секрет, что когда исполнители работали при районный судах, то на них оказывалось давление со стороны судей. Поэтому создание какой-то специализированной исполнительной службы при суде было бы не лучшим вариантом решения проблемы исполнения судебных решений. Нужно укреплять то, что есть. И искать новые формы. Может быть, использовать опыт Франции, Бельгии и частично службу приставов перевести в ранг частной. Ведь создание частного нотариата ликвидировало бесконечные очереди к нотариусам.

- Какое-то время назад в прессе очень бурно обсуждалась возможность реформирования судебной системы с целью объединения всех ветвей судебной власти под крышей Единого Высшего суда по примеру США. Как Вы к этому относитесь?

- Если говорить об использовании иностранного опыта в целом, то – положительно. Наши современные процессуальные кодексы – арбитражный, гражданский и уголовный - вобрали в себя достаточно много из зарубежной практики. К разработке уголовно-процессуального кодекса, например, даже привлекались специалисты из США, которые изучали проект кодекса и давали свои комментарии. Это совершенно нормально. Но нельзя вслепую брать практику оттуда и полностью переносить ее к нам. В России - своя специфическая правовая, национальная культура. Менталитет у наших граждан совершенно другой. Если у нас, например, на 2 арбитражных суда приходится 16 судебных приставов, то на всю Англию и Уэльс - 5 судебных приставов, которые и осуществляют все приводы. Разница в законопослушности граждан очень большая. Мне кажется, что делать что-то под копирку ни в коем случае не надо, но отдельные элементы безусловно можно и нужно заимствовать.

Говоря об идее объединения судов, надо отметить, что в мировой практике существует два типа судебных систем. Есть страны, в которых вся власть концентрируется в руках Верховного суда, который и руководит всеми различными разветвлениями судебной власти. При другом типе судебной системы, которая функционирует в Германии, например, в стране, автономно существует несколько видов судов (в Германии – 6). Каждое государство выбирает свою систему. Как показывает опыт стран СНГ, все-таки гораздо практичнее и эффективнее, когда действует и система экономических судов, и система судов общей юрисдикции. Поэтому я без оптимизма отношусь к идее объединения судебной системы. Жизнь доказала необходимость существования арбитражных судов в Российской Федерации.

- Ирина Валентиновна, недавно был создан институт арбитражных заседателей. Какие функции они выполняют? И почему невелик спрос на рассмотрение дел с их участием?

- Арбитражные заседатели – это, как правило, судьи в отставке либо люди, разбирающиеся в бизнесе, то есть люди, которые если не на уровне права, то на уровне обыденного юридического познания могут сориентироваться в деле. В соответствии с действующим законодательством, большинство дел может быть рассмотрено с участием арбитражных заседателей. Но, честно говоря, институт арбитражных заседателей действительно не пользуется популярностью, и не думаю, что когда-либо эта ситуация изменится. Практически всегда рассмотрение дел с участием арбитражных заседателей – это затягивание процесса. Очень часто стороны, злоупотребляя своими процессуальными правами, затягивают процесс именно с помощью арбитражных заседателей. Например, сторона заявляет ходатайство о рассмотрении дела с участием заседателей. Судья это ходатайство удовлетворяет. Затем сторона должна предложить своего арбитражного заседателя, а она не предлагает, тянет время. Или у нас были такие случаи, что предлагают человека, который в это время находится в длительной командировке за рубежом. Судья удовлетворяет ходатайство, назначает дату рассмотрение дела и выясняется, что сторона выбрала заседателя, который не может придти в процесс. И так далее. Лично я считаю, что проще довериться судье, единолично рассматривающему дело. Но с другой стороны, если у лица, участвующего в деле, есть какие-то сомнения в судье, но он не хочет заявлять ему отвод или оснований для отвода просто-напросто нет, тогда, конечно, арбитражные заседатели – это выход из ситуации. Стороны должны быть уверены, что их дело рассмотрено объективно.

- Любой человек, считающий себя компетентным в вопросах экономики и права, может заявить о своем желании стать арбитражным заседателем?

- Закон «Об арбитражных заседателях» определяет требования. Сначала мы отбираем подходящих кандидатов, а затем уже Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ окончательно утверждается список арбитражных заседателей. Желающие могут спокойно его изучить на нашем сайте или стенде около канцелярии.

- Не секрет что, что такая категория наших граждан, как судьи, все-таки весьма мало защищена. Как решается проблема охраны судов и судей?

- У нас нет строгой пропускной системы, потому что основной принцип правосудия - открытость, гласность. Хотя, когда Вы заходили в суд, то видели, что на входе стоят судебные приставы. Если вы можете предоставить удостоверение личности, у вас нет при себе оружия, то, пожалуйста, проходите, слушайте процесс - это ваше право. Конечно, охрана судей должна быть, ведь процессы бывают разные. Как показывает опыт работы, к счастью не нашего суда, бывают и нарушения общественного порядка, и драки и т. д. Поэтому у каждого нашего судьи есть специальная тревожная кнопка. В случае необходимости, а такие случаи у нас были, судья, помощник или специалист может таким образом вызвать службу судебных приставов. В коридорах, залах судебных заседаний, залах ознакомления с делами стоят камеры видеонаблюдения. Таким образом, мы всегда можем контролировать ситуацию, отслеживать нарушения порядка. Порядок в суде, безусловно, должен обеспечивается.

- Существует мнение, что судебный надзор у нас - чистой воды формальность, а последнее слово всегда остается именно за исполнительной властью. Независимость судей – это декларация или работающий принцип?

- Вы знаете, к счастью, у нас в области власть – будь то исполнительная или законодательная власть любого уровня – не вмешивается в судебную деятельность.

- Существует ли вообще такое явление?

- Действительно, в некоторых регионах, такое вмешательство осуществляется. В прошлом году на заседании председателей арбитражных судов эти проблемы вмешательства органов исполнительной власти в судебную деятельность очень серьезно обсуждались. Но, повторюсь еще раз, в Свердловской области независимость судей – это работающий принцип.

- 2 февраля Госдума приняла в первом чтении поправки в Арбитражный процессуальный кодекс РФ. Что это за поправки, и какова цель их принятия?

- Поправки к арбитражному процессуальному кодексу направлены на совершенствование надзорного производства. Последний АПК и ГПК изменили систему пересмотра дел в порядке надзора. Те люди, которые сталкивались с судопроизводством до 2002 года, знают, что помимо рассмотрения дел в первой инстанции, апелляции и кассации достаточно часто проводились пересмотры дел в порядке надзора, то есть Высший Арбитражный Суд РФ пересматривал решения и постановления, вступившие в законную силу. На сегодня такой пересмотр дела в порядке надзора - редчайший случай, так как закон ограничивает его трехмесячным сроком. Тем самым, права граждан на судебную защиту в какой-то мере ограничиваются. Одна из целей принятия этих поправок - возможность восстановления пропущенного срока. Принятие этих поправок поможет усовершенствовать механизм защиты прав и законных интересов граждан и организаций в предпринимательской и иных экономических сферах деятельности и обеспечит более полное соблюдение норм международного права при судебном процессе.

- Ирина Валентиновна, я знаю, что продолжается рост количества заявлений государственных органов, в том числе Пенсионного фонда о взыскании обязательных платежей и санкций, причем, почти по 30 процентам таких дел сумма требований составляет не более 100 рублей. Судопроизводство по этим делам стоит намного дороже, чем сама сумма заявленных требований. Планирует законодатель как-то изменить такой порядок вещей?

- Действительно, АПК 2002 года изменил подведомственность этой категории дел, и они стали относиться к нам. Это совершенно неправильно. Машина правосудия - очень дорогой механизм, и использовать его для наложения 100-рублевых, 10-рублевых или 6-рублевых штрафов – это просто несерьезно. Я убеждена, что суд не должен заниматься функциями административного органа. Сейчас идет обсуждение законопроекта об изменении подведомственности этих дел. Но пока, мы вынуждены эти дела рассматривать. Посмотрим, что будет дальше.

- Недавно был назначен новый председатель Высшего Арбитражного Суда РФ - Антон Александрович Иванов. Со сменой председателя произошли какие-то изменения?

- Пока мы не почувствовали перемен, потому что А.А. Иванов официально приступил к исполнению своих обязанностей только 1 февраля. Изменения, наверняка, будут.

Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ – это в любом случае Личность с большой буквы. Если говорить о Вениамине Федоровиче Яковлеве, 12 лет возглавлявшем Высший Арбитражный Суд, то для многих из нас он был Учителем. Я училась у него еще в юридической академии, и как бывшая студентка отношусь к нему с очень большим уважением. Он – прекрасный пример состоявшегося человека: сильный ученый, юрист, организатор, великолепный преподаватель. Естественно, что, создав современную систему арбитражных судов, и став председателем Высшего Арбитражного Суда РФ, он всегда привносил в работу что-то свое. Мне кажется, что личность председателя обязательно сказывается на всей системе.

- Ирина Валентиновна, расскажите, пожалуйста, как вы стали судьей, пришли к должности председателя Высшего арбитражного суда?

- К сожалению, не могу Вам сказать, что с детских лет мечтала быть судьей и носить мантию – такого не было. Почти 20 лет я проработала на кафедре гражданского процесса нашей Уральской государственной юридической академии. 7 лет назад защитила докторскую диссертацию, 2 года была на стажировке в Англии, почти год – в Америке. Затем 2 года проработала в Главном управлении Министерства юстиции РФ по Свердловской области в должности заместителя начальника. Лишь потом приняла участие в конкурсе на замещение должности председателя Арбитражного суда Свердловской области. Вот так я в суде и оказалась.

- Пришлось долго привыкать к той составляющей работы, что судья всегда должен быть хладнокровным, держать свои эмоции под контролем?

- Нет, потому что как раз преподавательская работа заставляет держать себя в узде. Ведь, студенты, как и стороны в процессе, могут быть совершенно разными.

- Ирина Валентиновна, решается ли вопрос о строительстве здания для Арбитражного суда?

- В соответствии с Федеральной программой «Развития судебной системы РФ» наш суд должен занимать площадь около 15 тысяч кв. м, а занимает лишь 4 тысячи. Это с учетом того, что в последние два года площадь суда увеличилась на треть. Поэтому для нас новое здание просто необходимо.

Полтора года тому назад заключено соглашение между Правительством Свердловской области и Высшим Арбитражным Судом РФ о строительстве здания для Арбитражного суда Свердловской области. В настоящее время принято распоряжение Правительства Свердловской области о строительстве такого здания, проведен конкурс по определению застройщика. Мы очень надеемся, что в 2007 году переедем в новое здание.

Текст: Мария Бердинских

Фото: Андрей Вежливцев

 

Все данные, имена и должности публикуются на дату выхода соответствующего номера журнала.

Копирование любых материалов с сайта допускается только при указании на источник с активной ссылкой на сайт http://www.российское-право.рф/

 



 

© Вербицкая Ю. О., 2010-2012г.
Советы по макияжу для женщины-юриста  мерседес е цена смотреть далее . сколько стоит оградка на кладбище