Главная / Архив номеров / № 4 (9) 2005 /Статья Михаил Кукушкин: «Я никогда не мечтал стать ректором»

Михаил Кукушкин: «Я никогда не мечтал стать ректором»

Автор: Кукушкин Михаил Иванович

Опубликовано: Российское право: образование, практика, наука № 4 (9) 2005

Страницы: 48-51

Кукушкин Михаил ИвановичВот уже на протяжении многих лет для выпускников Уральской Государственной Юридической Академии Михаил Иванович Кукушкин является фигурой поистине культовой. Но вы ошибетесь, если подумаете, что годы успешного ректорства в УрГЮА – единственная его заслуга. Начальник пограничной заставы, помощник прокурора, профессор, доктор юридических наук, заместитель Председателя Центральной Избирательной Комиссии, Председатель областной избирательной комиссии, Председатель Экспертного Совета при Институте Регионального законодательства…

Сложив бразды правления престижнейшим ВУЗом Свердловской области, Михаил Иванович по-прежнему живет насыщенной жизнью. Время для интервью «РП» он выкроил между семинарами по конституционному праву и поездкой в Белый Дом. 

- Михаил Иванович, что предшествовало Вашей карьере видного ученого-организатора?

- Родился я 5 октября 1933 года в небольшой деревне Горьковской области. Отец погиб в битве под Сталинградом, и нас с сестрой мама воспитывала одна. Я первый в нашей деревне окончил среднюю школу. После школы поехал в Казанское военное училище в Елабуге. Спустя год училище было расформировано и я попал в Калининградское пограничное военное училище, которое спустя 2 года окончил с отличием. При распределении решил, что поеду на пограничную заставу в Азербайджане. Первые 2 года я служил заместителем начальника заставы по боевой подготовке, затем 3 года – начальником заставы. При мне застава стала отличной.

- Уже тогда проявился Ваш организаторский талант?

- Может быть. Но я думаю, что в то время (это было в 1957-58 годах) не последнюю роль сыграло наличие у меня среднего образования – в тот период офицер с полным средним образованием был редкостью.

Потом началось сокращение войск, уничтожение боевой техники. Меня и других военных помоложе перемены не коснулись, но на офицеров старшего возраста было больно смотреть: их безжалостно увольняли, лишая права на получение пенсии. Такое отношение к нашим коллегам не прошло бесследно – началась волна демонстративных увольнений моих ровесников. Я ушел в их числе. Расставшись с пограничной заставой, решил приехать в Свердловск.

- Чем же привлекла Вас среднеуральская столица?

- Открою Вам маленький секрет: тогда вышло Постановление Правительства, в соответствии с которым офицеры, желающие работать в Сибири и на Урале, могли написать рапорт и получить демобилизацию.

В Свердловске у меня не было ни родных, ни друзей. Все вокруг было новым, незнакомым. Когда встал вопрос о постановке на военный учет, я сказал, что хотел бы встать на учет в Ленинском районе. Название района выбрал наугад, зная, что в каждом крупном городе у нас есть Ленинский район. И угадал.

- А институт как выбирали? Неужели тоже наугад?

- Вы недалеки от истины. В Свердловский Юридический Институт я тоже попал случайно. Шел по улице, смотрел по сторонам, думая, куда бы поступить учиться. Волей судьбы оказался возле Малышева,2 (там раньше находился СЮИ). Совершенно случайно познакомился с заведующим кафедрой иностранных языков Свердловского Юридического Института Оскаром Семеновичем Альстером, опять-таки волей случая ему понравился. Оскар Семенович уговорил меня поступать именно в СЮИ. Если бы не Альстер, то я, наверное, поступил бы в Государственный Университет на исторический факультет или в Горный институт – уехал бы потом куда-нибудь с экспедицией. Мне было 26 лет и я еще пребывал под действием романтических настроений.

- Как прошли годы студенчества?

- В студенческую жизнь вписался легко. Был старостой курса, секретарем партийного комитета курса.

Принятие присяги. Опыт тех лет не раз пригодился Михаилу Ивановичу

- А по окончании ВУЗа решили посвятить себя науке?

- Нет, все было не так. Распределяясь по окончании института, я выбрал прокуратуру целинного края, хотя ректор института Дмитрий Демьянович Остапенко предлагал остаться в Свердловске и поступить в аспирантуру. Но я к тому времени женился, а здесь, в Свердловске, у меня ничего (я имею в виду квартиру и прочие материальные блага) и никого не было. Поэтому я отклонил заманчивое предложение ректора и поехал помощником прокурора в город Целиноград – прокуратура меня всегда привлекала больше, чем суд.

На этой должности я проработал 1,5 года, а потом мне позвонил ректор Остапенко и сказал, что меня ждет место преподавателя в Свердловском Юридическом Институте. Я растерялся – ведь 3 года, которые я должен был отработать по распределению, еще не закончились .Но все сложилось благополучно: в прокуратуре мне удалось договориться, и 1 сентября 1965 года я приступил к преподавательской деятельности в родном ВУЗе. Начинал простым преподавателем, потом дорос до старшего преподавателя. В 1969 году защитил кандидатскую диссертацию, в 1984 – докторскую.

- А в начале научной деятельности какую дисциплину преподавали?

- Советское государственное право, нынешнее конституционное право.

- Выбирали этот предмет сами или Вас пригласили преподавателем на заранее определенную кафедру?

- Это мой выбор. Еще мне предлагали политэкономию. Но я все же решил остановиться на советском государственном праве – мне эта дисциплина была ближе; кроме того, я надеялся, что знания, полученные еще в военном училище, смогу применить здесь на практике.

- Кто оказал наибольшее влияние на формирование Кукушкина Михаила Ивановича как ученого? Кого считаете своим наставником?

- Первая заслуга здесь принадлежит, конечно, Альстеру Оскару Семеновичу, который уговорил меня поступить именно в СЮИ. Еще хочу вспомнить моего научного руководителя Юрия Григорьевича Судницына. Именно он увлек меня научной работой и сориентировал по тематике. Ну и, конечно, весь коллектив института в целом.

Институт, выбранный случайно, стал его судьбой

- Какая работа стала для Вас «пропуском» в научный мир?

- Пожалуй, кандидатская диссертация «Интернациональное и национальное в организации и деятельности местных советов». Тема была интересна для меня. Я тогда действительно стал в определенной степени известен. Ездил по приглашению в Москву – там меня тоже признали.

- А еще какие из своих работ Вы отметили бы как наиболее удавшиеся?

- Свою докторскую диссертацию. В 1974 году по приглашению Монгольской Академии Наук я отправился в командировку в качестве руководителя группы советских специалистов. В Монголии я прожил 40 месяцев. Преподавал в Государственном Университете и одновременно собирал материал по монгольским представительным органам – Народным Хуралам. Я собрал 40 мешков такого материала. Добытый материал я привез в Свердловск, обработал, и у меня получилась докторская диссертация по теме, которую раньше никто не разрабатывал ни в Монголии, ни у нас.

Большой тираж монографий я отослал в Монголию. В знак признательности монгольцы сделали меня членом Ученого Совета города Улан-Батор.

Под моей редакцией вышел учебник по конституционному праву, адаптированный к Конституции 1993 года. Учебник был издан в 1995 году и считался довольно неплохим учебником (Михаил Иванович скромничает. Учебник удался на славу – по неофициальным данным, студенты в свое время устраивали на него настоящую охоту  – прим. авт.). За этим учебником последовал еще один, созданный в соавторстве с Кокотовым.

У меня были неплохие статьи по постоянным комиссиям местных советов (их опубликовали в журнале практически сразу же). Был удавшийся труд «Особенности работы советов среди народностей севера». Для сбора материала по этой работе я ездил в Тюмень.

Конечно, были еще статьи, но, на мой взгляд, менее яркие.

После защиты докторской диссертации, я очень скоро стал ректором и писал уже значительно меньше. В основном руководил написанием диссертаций. Через мои руки прошли 22 кандидатских и 5 докторских диссертаций.

- Михаил Иванович, если можете, назовите, пожалуйста, хотя бы несколько фамилий Ваших воспитанников. Наверняка, эти люди состоялись…

- (гордо) Да, они все у меня на виду. Доктора наук: Скуратов, (бывший Генеральный Прокурор Российской Федерации), Крыжков (ныне консультант Конституционного Суда Российской Федерации), Выдрин (профессор кафедры Конституционного права УрГЮА), Кокотов (профессор, заведующий кафедрой конституционного права в УрГЮА), Саликов (Директор Института Юстиции УрГЮА – сначала под моим руководством защищал кандидатскую, потом докторскую диссертацию).

Кандидаты наук: Воробьев, ныне Председатель Правительства Свердловской области. Великолепный аспирант был! Совершенно «беспроблемный»!; Мостовщиков, Председатель Областной Избирательной Комиссии; Миронов – кажется, у меня всего пара кандидатов защитились так же блестяще, как он.

- В Вашей судьбе были крутые повороты?

- Демобилизация из армии с должности майора и поступление в институт – это очень крутой поворот. Если бы я в тот момент имел семью, то еще подумал бы демобилизоваться или нет. Второй крутой поворот – защита кандидатской диссертации. Третьим переломным моментом в моей судьбе (и совершенно неожиданным для меня) стало назначение на должность ректора в 1986 году.

«Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». За чашкой чая с корифеем отечественной юриспруденции С.С. Алексеевым

-На «третьем переломном моменте», остановитесь, пожалуйста, поподробнее…

- Я никогда не мечтал стать ректором, зато очень хотел стать профессором. В то время, когда Дмитрий Демьянович Остапенко принял решение об уходе, я был секретарем парткома института. Помню, мы с ним были на совещании, кажется, в Ижевске, и ночевали в одной комнате. Тогда он рассказал мне о своих планах и пожелал на освобождающейся должности увидеть меня. Я был очень удивлен, ответил Дмитрию Демьяновичу, что никогда не занимался подобной работой; напомнил ему, что есть такие претенденты, как Семенов и Яковлев: один – заместитель ректора по науке, другой – по научной работе. «Я еще подумаю, но мне хотелось бы, чтобы ректором стал ты», - стоял на своем Остапенко. Через некоторое время меня вызвали в Москву из Министерства образования для заполнения соответствующих бумаг и назначения ректором. Вот это был действительно крутой поворот в моей судьбе!

Я очень признателен двум проректорам ректора Остапенко – профессору Семенову и профессору Яковлеву, - которые остались работать со мной на некоторое время. Руководить ими сразу я не мог – потребовалось время, чтобы я научился это делать.

- Каким образом Вам удавалось держать институт на плаву в тяжелые 90-е годы?

- 90-е годы, действительно, требовали большого напряжения: предприятия, организации, учреждения оставались без денег, люди не получали зарплату, случались отключения электроэнергии. Но за время моего пребывания в должности ректора институт ни разу не оставался без электроэнергии, а зарплата преподавателям всегда выплачивалась в срок.

Я держал денежные депозиты в банке, экономил на чем мог, строго контролировал выписку платежных документов. В тот период главным для нашего ВУЗа было удержаться, сохранить преподавательский состав и начать развивать материальную базу.

- А учебный корпус на Колмогорова, 54 был построен уже при Вас?

- При мне. Когда начиналась работа по строительству здания, я только заступил на должность ректора. Неожиданно руководство вызвало меня в Белый Дом и сообщило, что строительство учебного корпуса замораживается.

Я пытался возражать, приводил какие-то доводы, но кто будет разговаривать с новоиспеченным ректором? Уважение пришло лет через 10. Даже сейчас со мной считаются больше, чем в начале ректорской карьеры. Тогда мы отправили письмо Горбачеву, в котором описали ситуацию. С письмом в Москву поехал нынешний ректор УрГЮА Виктор Дмитриевич Перевалов, который тогда только заступил на освобожденную мной должность секретаря парткома института. В Москве Перевалов передал письмо нашему выпускнику в аппарате ЦК КПСС; тот посодействовал, чтобы письмо попало в руки к Лукьянову; с Лукьяновым по нашей просьбе переговорил Министр Юстиции. И только потом письмо легло на стол к Горбачеву.

Приехала комиссия из ЦК КПСС обследовать состояние строительства учебного корпуса. Дело разрешилось в нашу пользу. Здание быстро достроили, а со столовой, которая находится рядом с основным зданием, вообще за 6 месяцев управились. Правда, некоторые руководители так и не простили мне этого поступка.

«Я никогда не мечтал стать ректором» - жизнь распорядилась иначе. Ректор Кукушкин с главами других вузов.

- Какие воспоминания сохранились о «ректорском» периоде жизни?

- Вспоминаю, как это общежитие начали строить (кивает в сторону современного 14-этажного здания за окном). Фундамент учебного корпуса на Колмогорова закладывали еще при ректоре Остапенко. С тех пор у нас хранилась фотография – Ельцин, закладывающий первый камень в фундамент нового учебного корпуса. Позже мы посовещались и решили эту фотографию увеличить, оправить в богатую рамку и преподнести Борису Николаевичу на День рождения. И заодно мое письмо с просьбой выделить денег на строительство общежития. Сработало! Мы получили 10 миллиардов рублей! Правда, тогдашние 10 миллиардов – это то же, что сегодняшние 10 миллионов, но, располагая этой суммой, мы смогли-таки начать строительство. До сих пор жалею, что не успел завершить это здание.

Еще вспоминаю, как в начале 90-х мы создавали компьютерные классы. Выкручивались, как могли: не было компьютеров – поначалу мы устанавливали самые простые модели; не было кадров – мы старались привлечь специалистов материально, предлагая им зарплату подчас более высокую, чем у других преподавателей нашего ВУЗа.

(улыбается) Да, для меня это были счастливые годы!

- Уход с должности ректора в 2001 году стал для Вас четвертым «крутым поворотом»?

- Да, конечно. Но надо было уйти раньше – психология людей такова, что, уходя с занимаемого долгие годы места, они сильно переживают. Правда, мне было проще – около года я готовился к уходу и семью свою готовил. Я оставил ректорскую должность по собственной инициативе, даже не дожидаясь выборов.

- И все-таки, что же стало причиной Вашего добровольного ухода?

- Наверное, я мог бы остаться. И, наверное, меня бы избрали вновь. Но я почувствовал, что к 2001 году наступила другая эпоха – тяжелые 90-е ушли в прошлое, да и возраст мой уже не располагал – когда я оставил должность ректора, мне было .67 лет.

- Как подбирали себе преемника?

- С Алексеем Дмитриевичем Переваловым мы работали вместе около 13 лет, я – ректором, он – проректором. Он был в курсе всех институтских дел. Поэтому, когда подошло время уходить, я предложил ему занять ректорскую должность.

- Михаил Иванович, слышала, что Вы не только теоретик, но и практик права: были Заместителем Председателя Центральной избирательной Комиссии. Это правда?

- Да, правда. Только это было уже давно. В 1989 году в ученый совет института пришла бумага с указанием выдвинуть одну кандидатуру для участия в деятельности Центральной Избирательной Комиссии. Выдвинули меня. Деятельность осуществлялась на общественных началах. Мы проводили выборы 1990 года на Съезд Народных Депутатов РСФСР, потом выборы Президента Ельцина. Я занимал эту должность с 1989 по 1993 год.

А здесь, в городе, я был Председателем Областной Избирательной Комиссии, начинал организацию этой Комиссии. Работал на общественных началах. Мы избирали Росселя в Совет Федерации, проводили первые выборы депутатов в Государственную Думу Российской Федерации, референдум по принятию Конституции Российской Федерации.

- Признаться, не ожидала, что, добросовестно исполняя ректорские обязанности, Вы попутно переделали столько славных дел…

- Да ладно! Ну, я старался…Я ведь с детства привык работать. Всего, что смог осуществить, добился своими силами. Никто меня не проталкивал. Родни в Екатеринбурге у меня нет и не было.

- Значит, достичь карьерных высот, известности, уважения Вам помогло умение трудиться?

- Я думаю, отношение к людям. У меня нет врагов. Я относился и отношусь одинаково уважительно и к профессорам, и к студентам. В пору ректорства мне, конечно, приходилось налагать взыскания на провинившихся преподавателей, кого-то даже увольнять, но я всегда старался сделать это в такой форме, чтобы не обидеть человека – виновный ведь и так получал по заслугам, зачем же усугублять его положение? А привычка работать… Знаете, многие хорошо работают.

- Видя Вашу активную жизненную позицию, ни за что не поверю, что, отойдя от руководства Академией, вы теперь «лишь» преподаете на кафедре конституционного права.

- Уже 10 лет я занимаюсь законотворческой деятельностью, будучи Председателем Экспертного Совета при Институте Регионального Законодательства. Все законопроекты, прежде, чем попасть в Областную Думу, проходят через нас. Мы проводим их экспертизу.

- Михаил Иванович, завершая наш разговор, позвольте задать Вам несколько вопросов личного характера. Вы упомянули, что женились, будучи еще студентом СЮИ. Ваша жена тоже юрист?

- У нее тоже юридическое образование, но институт окончила позднее меня. Она училась на вечернем факультете. По окончании института работала юрисконсультом на мукомольном заводе.

- Слышала, что Ваш сын тоже занимается преподавательской деятельностью в Уральской Государственной Юридической Академии…

- Мой сын окончил среднюю специальную музыкальную школу по классу флейты. Мы надеялись, что он продолжит обучение в консерватории, но он решил иначе: «Хочу к вам!» Учился он неплохо, я даже приветствовал, когда ему ставили двойки. А что? Он же должен был чувствовать ответственность. Окончив ВУЗ, он работал в Высшей Школе Милиции, затем вернулся в Юридическую Академию, заочно поступил в аспирантуру. Сейчас работает в юридическом отделе банка «Северная казна» и одновременно преподает в УрГЮА. Собирается защищать диссертацию.

- Все-таки сложилась юридическая династия?

- Думаю, да. У меня и внук закончил правовой лицей, теперь тоже учится в Уральской Государственной Юридической Академии. Посмотрим, что из него получится.

- Представьте: Вам представилась возможность прожить свою жизнь сначала. Вы изменили бы что-нибудь или оставили бы все, как есть?

- Нет, я не думаю, что стал бы что-то менять. Я прожил активную и интересную жизнь.

Текст: Марина Габушина

 

Все данные, имена и должности публикуются на дату выхода соответствующего номера журнала.

Копирование любых материалов с сайта допускается только при указании на источник с активной ссылкой на сайт http://www.российское-право.рф/

 



 

© Вербицкая Ю. О., 2010-2012г.
Советы по макияжу для женщины-юриста  northwest canadian pharcharmy online