Главная / Архив номеров / № 03-04 (3) 2004 /Статья По всей строгости закона

По всей строгости закона

Автор: Овчарук Иван Кириллович

Опубликовано: Российское право: образование, практика, наука № 03-04 (3) 2004

Страницы: 37-40

Иван Кириллович ОвчарукОсенью 2004 года Свердловский Областной Суд отметил свой юбилей. Вот уже в течение 130 лет в Свердловской области вершится правосудие и участники преступлений несут заслуженное наказание.

Работа судьи очень нелегкая и тяжелая в психологическом плане, иногда даже неблагодарная. Нередко люди превращают белое в черное - подозревают судью в знакомстве с обвиняемыми, выискивают негативные моменты, намекают на субъективность и предвзятость. Никому не секрет, насколько велика ответственность судьи за то, чтобы не ошибиться и не сломать жизнь невиновному человеку, чтобы вынести справедливое решение по тому или иному делу. О трудностях этой нелегкой работы, специфике деятельности Областного суда, становлении судебной системы Свердловской области нам рассказал Председатель Областного суда Иван Кириллович Овчарук.

- Иван Кириллович, расскажите, пожалуйста, какова специфика деятельности Областного суда?

- Областной суд представляет собой очень сложное формирование, и здесь действительно есть определенная специфика. Для того, чтобы иметь реальные представления об особенностях работы Областного суда, понять специфику его деятельности, необходимо понять устройство Областного суда, его структуру. Прежде всего, Областной суд – это головной суд области и в нем существует Президиум Областного суда. Не тот президиум, который на торжественных собраниях олицетворяет собой VIP-персон и различные сообщества, а Президиум как судебный орган, который выполняет определенные функции. О них я расскажу несколько позднее.

Следует отметить, что правосудие в целом – это структура, можно даже сказать – материя. Материя очень непростая и  очень сложная по своему содержанию, которая предполагает, что при осуществлении правосудия могут быть допущены ошибки. Вследствие этого возникает необходимость в том, чтобы эти ошибки на определенных этапах могли быть исправлены.

В связи с этим, если вести разговор о судебной структуре России в целом, она представляет собой следующее. Самое нижнее звено этой структуры занимают мировые суды. Над ними возвышаются, и, в определенной степени их контролируют районные городские суды -  их сейчас еще мы называем федеральными. Над теми и другими возвышается Областной суд, и венчает судебную систему судов общей юрисдикции – Верховный Суд Российской Федерации.

Хочу акцентировать внимание на том, что Областной суд выполняет разные функции. Первая функция заключается в следующем:  суд выполняет и осуществляет правосудие как суд первой инстанции. Это означает, что Областной суд рассматривает дела, подсудные нам, по которым мы выносим приговоры и решения. Необходимо знать, что все суды выносят решения по гражданским делам, а приговоры – по уголовным. Мировые суды рассматривают дела наименьшей сложности, т.е. наиболее простые дела. Районные суды – занимаются более серьезными вопросами, нежели мировые.   Областной суд, как суд первой инстанции, рассматривает наиболее сложные и уголовные, и гражданские дела. Т.е. мы исследуем конкретные обстоятельства и от имени Российской Федерации выносим приговор или решение по гражданскому делу. К ним относятся  такие дела, приговоры и решения по которым обжалуются уже только в Верховный Суд. Такова функция Областного суда как суда первой инстанции. В связи с этим, у нас в Областном суде  есть конкретная группа судей, которые рассматривают уголовные и гражданские дела по первой инстанции,  что является их единственной работой. А дела у нас -  со всей области.  Такие дела, о которых, например,  очень часто рассказывают  СМИ. На этот участок работы мы отводим наиболее опытных, наиболее динамичных и энергичных судей. Следует отметить, что наши судьи в целях экономии времени, в целях экономии средств нередко ездят по всем городам нашей области  и  на местах рассматривают такие дела. Это уголовные дела.

 Среди гражданских дел нам подсудны, например,  те, когда прокурор, а также другие заинтересованные лица ставят вопрос о признании незаконным, недействующим какой-либо раздел или часть Устава области, как основного закона нашей области. Или же, например, избиратель может поставить вопрос о  признании регистрации какого-либо кандидата в депутаты – незаконной.  То есть такие дела, решение по которым касается большой части, большого массива людей.

Я уже отмечал, что наша судебная система рассчитана на возможность  допущения каких-либо ошибок и на то, что они должны кем-то исправляться. Ошибки мировых, районных судей могут и должны исправляться Областным судом. В связи с этим, можно выделить вторую функцию Областного суда: он выступает как суд  кассационной инстанции. Это означает следующее. Любой человек, не согласившись с решением, вынесенным  районным или мировым судьей, имеет право обжаловать это решение в Областной суд. Мы, получив  дело,  проверяем правильность такого решения. Не согласившись с решением, мы можем отменить его или изменить – если это возможно в силу наших процессуальных возможностей. И мы, либо можем отменить и направить дело на новое разбирательство, либо можем отменить и принять новое решение сами, при тщательном исследовании.  Вот это и есть кассационное разбирательство. Аналогично оно проходит и по уголовным, и по гражданским делам. Но  хочу сказать, что обжалуется таких решений в целом примерно около 15%-20% в год. Все остальные решения не обжалуются.   Либо люди согласны с ними, а значит – правосудие свершилось, либо в силу других причин. Может быть потому, что у нас еще бытует такое мнение: будешь жаловаться – только хуже будет, лучше не жалуйся. В силу юридического невежества народ иногда опасается. Может, решения не обжалуются еще и потому, что пропущен срок для обжалования, а он установлен законом -  четко десятидневный срок. Но, опять же,  если человек пропустил время, отпущенное для обжалования по уважительным причинам,    он может претендовать на то, чтобы этот срок был восстановлен. Бывает, не  зная этого,  люди  к нам не обращаются.

 Есть вот еще  что: допустим, пропустил человек этот срок, а потом  все же, через какое-то время ему не дает покоя решение, принятое в отношении него. Оно его беспокоит, наводит на мысли о том, что  его неправильно осудили, или  неверно рассудили спор по гражданскому делу. Обратился к юридически грамотным специалистам, и ему  порекомендовали так называемую надзорную инстанцию. Вот в этом случае мы говорим о третьем направлении деятельности областного суда: Областной суд выступает как надзорная инстанция. Это означает, что мы  рассматриваем жалобы на решения, которые уже вступили в законную силу.  Либо по причине того, что не обжаловались,  либо  - обжаловались, но оставлены без изменений, т.е.   суд не согласился с жалобой человека и решение  суда существует,  а человек не удовлетворен и недоволен подобной ситуацией. И, если это решение вступило в законную силу, а человек не согласен с ним, то он имеет право обратиться в Областной суд с так называемой надзорной жалобой.  У нас  существует группа судей, которые работают с надзорными жалобами. Их немного, но это наиболее опытные судьи. Это те судьи, которые  должны проверить правильность мирового судьи, федерального районного судьи и решение Областного суда, если это было дело предметом кассационного рассмотрения. Нередко они вступают в определенные противоречия с коллегами, поскольку работают вместе, под одной крышей, в одном помещении, а у всех разные полномочия. У того, кто работает в надзорной инстанции, полномочий значительно больше, он имеет возможность при наличии жалобы поставить вопрос об отмене решения,  в том числе и отмене решений судей Областного суда. Вот примерно такова структура  Областного суда: суд первой инстанции, суд кассационной инстанции и надзорный суд.

Иван Кириллович, каково было становление судебной системы нашей области?

Вообще, становление судебной системы в целом является процессом очень многогранным и интересным.  Мы недавно отметили 130-летие Екатеринбургского окружного суда, этот суд мы считаем своим прародителем.  Он был образован 1 сентября (по старому стилю) 1874 года,  через 10 лет после известной Судебной реформы, осуществленной во времена царствования Александра II. Екатеринбургский окружной суд - он располагался, к слову,  в одном из самых оригинальных по архитектуре зданий, известном у нас теперь как Дом союзов -   просуществовал относительно долго, до Октябрьской революции, пока не были свергнуты и упразднены все  государственные органы, олицетворявшие собой царскую систему. А в 1924 году была образована Уральская область и, был создан, в связи с этим, Уральский  областной суд. Но, в 1934 году,  Уральская область была разделена на Челябинскую, Свердловскую и Обско-Иртышскую -  ныне  Тюменскую, области.  Функции Уральского областного суда переданы Свердловскому областному суду, и мы в таком статусе до сих пор существуем.  

Иван Кириллович, среди СМИ есть мнение, что Областной суд является наиболее открытой и демократичной инстанцией для средств массовой информации. Насколько это соответствует действительности?

Мы благодарны за такое мнение и действительно стараемся быть таковыми, поскольку считаем, что правосудие не может быть каким-то закрытым, секретным и кулуарным образованием. Суд - это орган публичный, особенно суд общей юрисдикции, мы работаем с живыми людьми, и  люди должны понимать, что их слышат, их видят, им внимают. Конечно, кто-то может быть недоволен нашими решениями, но все должны понимать, что мы - не бюро добрых услуг. Мы – суд, орган для разрешения спора. Поэтому могут быть и разные решения. Но эти решения надо принимать открыто. Необходимо, чтобы не только те, кто явился участником определенного спора и почувствовал силу государства посредством  работы суда, но также  и другие прикоснулись к этому и знали, что если ты совершил преступление или иной проступок - ты будешь наказан. У нас есть своя пресс-служба, пресс-секретарь в ранге помощника председателя Областного суда. Кроме того, я довольно часто выступаю по радио, бываем на телевидении. В общем, мы ищем любую  аудиторию, где могли бы рассказать о том, чем занимается суд, а самое главное – предостеречь людей, чтобы они не натворили страшных дел -  таких,  чтобы потом не судиться. Может, не все получается, но, мы, по - крайней мере, стремимся к этому. 

Иван Кириллович, существует также  мнение, что Свердловский областной суд является одним из самых строгих, суровых по вынесению приговоров среди российских судов. Так ли это?

Да, это так. Я и сам не скрываю этого. Действительно, мы выглядим внешне как самый строгий суд. Это не потому, что мы стремимся, во что бы  то ни стало наказать по всей строгости. Здесь есть ряд моментов. И если не понять их, то будет совсем неясно -  почему мы так действуем.

Во-первых, строгость наказания – зависит от  того, что совершается конкретными людьми по уголовным делам. Как ни странно,  по количеству особо тяжких преступлений по всей России, Свердловская область является регионом с очень высоким уровнем преступности. Мы находимся на втором месте по преступности после Москвы. Очень высокий у нас удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений. Если брать самый объективный критерий, допустим,  количество совершенных преступлений на десять тысяч человек,  то у нас он тоже очень велик: 229 преступлений на десять тысяч человек. И по России, и по Москве, и по другим регионам этот показатель значительно ниже. В прошлом году у нас было 222, сейчас 229. Показатель растет.

С чем, на Ваш взгляд, это связано?

Я думаю, что здесь существует много причин.  Во-первых, Свердловская область представляет собой промышленный край.  Во-вторых,  у нас есть, что делить, есть, что украсть и есть, где все это можно сбывать. Я считаю, регион у нас особый. Кроме этого, наша область, в течение многих десятков лет была местом ссылок, местом отбытия уголовных наказаний осужденными, которые ссылались сюда со всего Советского Союза. Да и сейчас у нас в области довольно большое количество колоний. Эти люди, отбыв наказание, привыкают к нашему краю, находят связи и потом оседают здесь. По этому, думается,  нас, очень высокая рецидивная преступность. Около 25%-30% преступлений совершаются лицами, ранее уже привлекавшимися к уголовной ответственности. А если брать тех, кто дошел до суда, то там уровень рецидива составляет почти 50% - почти каждый второй. В таких случаях станьте, хоть на минуту, судьей. Если совершается тяжкое преступление человеком, который ранее был судим, а более того, который два месяца или полгода назад вышел из колонии и снова совершил тяжкое преступление, то как его надо наказать? Сам по себе этот  логический расклад приводит именно к неизбежному решению – наказать по всей строгости. Ведь человеку разъясняли  и раз, и два, а он вышел, и опять -  украл или убил, или как-то иначе обидел себе подобного. Надо наказывать по всей строгости и судьи это понимают. Ведь правосудие есть ни что иное, как логическое  рассуждение вокруг нормы закона и вокруг того деяния, которое совершил конкретный человек с  учетом данных о его личности, последствий его поступка и так далее. Поэтому и наказываем сурово. К примеру, за прошедшее полугодие  к лишению свободы было осуждено около 45% человек из числа осужденных всех. Если взять Ивдельский район, где очень большое количество осужденных отбывают наказание  - там лишение свободы получают до 70%. И это нормально, поскольку иного суды там просто назначить не могут. Так что суровость – не от нашей психики и субъективных желаний, а как неизбежность, как учреждение социальной справедливости. Каждый раз надо помнить, что за совершенным кем-то и наказуемым впоследствии деянием -  есть Его Величество Потерпевший, которого нужно защищать и морально, и материально, и психологически. Чтобы он вышел из зала суда с чувством, что правосудие состоялось, что его защитили, и преступник понес заслуженное наказание. 

Иван Кириллович, насколько тяжела в психологическом плане профессия и работа судьи?

Я полагаю, что в этом плане более тяжкой работы нет.  Во-первых, принимать суровые решения, особенно раньше – смертный приговор, психологически очень тяжело. К счастью,  объявлен мораторий на смертную казнь, и, как вид наказания, сейчас мы ее не применяем. А было время, когда Областной суд это делал. Судьи не могут, им очень тяжело морально провозгласить смертный приговор. Перехватывает горло, дрожит голос, дрожат руки, не стоят ноги. За свою судейскую жизнь мне пришлось постановить два таких приговора. Заседатель, мы тогда работали с народными заседателями, при провозглашении одного из приговоров просто не смогла стоять и спросила у меня, конечно тихо, чтобы никто не слышал, разрешение присесть, хотя,  как известно, при провозглашении приговора от имени страны, все присутствующие в зале должны стоять. И сидела, а мы провозглашали приговор. Работа судьи – это тяжкий, очень тяжкий труд. Он тяжел еще и потому, что мы, к сожалению, не получаем такой хорошей, добротной, справедливой оценки от тех, кого мы осуждаем и защищаем – от тех, кто приходят к нам. Даже по гражданским делам. Каждый второй человек из суда уходит неудовлетворенным, потому что, я уже говорил, мы разрешаем спор в пользу одной из сторон. Другая -  однозначно останется недовольной. Иногда бывает, что люди превращают белое в черное:   подозревают судью в знакомстве с обвиняемыми, выискивают негативные моменты, намекают на субъективность и предвзятость. Это очень ранит, это очень обижает. Это отличает жизнь профессионального судьи, скажем так, от нормальной, какой живут другие люди.  Мы лишены возможности отдыхать там, где  хотелось бы. Например, я не могу пойти в ресторан, в какой захочу. Сидеть там со всеми, отдыхать и слушать музыку, выпить бокал вина.  Потому что там может оказаться тот, с которым вчера мы встречались в зале судебных заседаний, или завтра он может оказаться  в зале судебных заседаний, а кто – то использует эту случайную ситуацию для домыслов. Даже, прежде чем пойти к своим знакомым в гости, я спрашиваю – кто там будет? Вот это все то, что накладывает и  к чему обязывает профессия.  Это очень тяжелая профессия, иногда даже неблагодарная.

Слышала, что через некоторое время Областной суд переедет в новое здание по другому адресу.  Где отныне будет вершиться правосудие?

Да, имеется макет нового здания, и уже начались строительные работы.   Строительство объекта ведется при поддержке Фонда губернаторских программ и политической партии «Единая Россия». К началу 2006 года Областной суд станет располагаться на улице Московская. Новое образование будет именоваться Дворцом правосудия.  

Иван Кириллович, как складывалась ваша карьера?

Поступил в Юридический институт, стал студентом дневного отделения. После окончания института был избран народным судьей в город Качканар и там работал в течение семи лет. После этого был приглашен в Областной суд. Четыре года работал судьей Областного суда, потом был назначен на должность заместителя председателя суда по уголовным делам и в этом качестве работал четыре года. Затем был приглашен на работу в Областной Комитет партии – в то время первым секретарем был Борис Николаевич Ельцин. Там работал заместителем  заведующего отделом административных органов. А в 1987 году я был избран Председателем Областного суда.

Расскажите, пожалуйста, как морально и психологически Вы отдыхаете от такой нелегкой работы?

Отдыхаю дома в кругу семьи. Люблю бывать в саду. Читаю книги. 

 Свердловский областной суд

 

 

Все данные, имена и должности публикуются на дату выхода соответствующего номера журнала.

Копирование любых материалов с сайта допускается только при указании на источник с активной ссылкой на сайт http://www.российское-право.рф/

 



 

© Вербицкая Ю. О., 2010-2012г.
Советы по макияжу для женщины-юриста