Главная / Архив номеров / № 2 (67) 2010 /Статья Таможенный союз – первый шаг к глобальной Евразии Интервью с ректором Уральской государственной юридической академии Владимиром Александровичем Бубликом

Таможенный союз – первый шаг к глобальной Евразии Интервью с ректором Уральской государственной юридической академии Владимиром Александровичем Бубликом

Автор: Бублик Владимир Александрович

Опубликовано: Российское право: образование, практика, наука № 2 (67) 2010

Страницы: 12-15

Бублик Владимир АлександровичПоявление на международной арене нового образования – Таможенного союза России и Казахстана, старт которого намечен на 1 июля, – не останется незамеченным. Существенные изменения затронут не только членов этого Союза, но и все страны, с которыми у Казахстана и Российской Федерации имеются торговые отношения. Практически весь мир должен будет почувствовать, что внешняя торговля на Евразийском пространстве (пусть пока в составе только двух государств) впредь будет осуществляться по новым правилам. Возможно, что к Союзу в последний момент все-таки решит присоединиться и Белоруссия. А в будущем, может быть, Таможенный союз расширится за счет других стран СНГ. Вот о будущем Таможенного союза мы и решили спросить ректора Уральской государственной юридической академии, доктора юридических наук, профессора Владимира Александровича Бублика.

Владимир Александрович, как Вы относитесь к созданию Таможенного союза и как оцениваете его перспективы?

Думаю, что само по себе решение о создании Таможенного союза нам как юристам обсуждать не имеет смысла. Решение принято на высшем политическом уровне, и с 1 июля Таможенный союз России, Казахстана и, скорее всего, Белоруссии станет реальностью. Во всяком случае это большой шаг вперед, к интеграции, в основе которой будут лежать объективные экономические процессы. В рамках существующих сегодня на постсоветском пространстве форм международного общения решить задачу формирования общей экономики вряд ли представляется возможным. В основе Содружества Независимых Государств, для примера, экономики практически нет. Это скорее политическое, но не экономическое образование, которое на протяжении почти двух десятков лет остается своего рода «тусовкой» глав государств – бывших союзных республик. Если мы посмотрим на Европу, то там за эти же два десятилетия произошли существенные изменения в плане сближения национальных экономик и построения единого экономического пространства. В основу европейской интеграции изначально были заложены экономические процессы и закономерности. Вот теперь и на пространстве СНГ появляются реальные экономические, таможенные и налоговые механизмы, которые заставят другие страны относиться к нам по-другому. Конечно, единая таможенная территория без единого экономического пространства в широком смысле слова –  это тоже полумера, поэтому нужно идти дальше: к созданию общего рынка, единой экономики, валютного союза, наконец. Выражение «глобальная Европа» уже прочно укоренилось в нашем сознании. Сейчас стоит задача создания «глобальной Евразии». В связи с этим за решением о создании Таможенного союза должны последовать и другие решения, направленные на углубление экономического сотрудничества и дальнейшую интеграцию стран СНГ.

Какие изменения ожидают нас с 1 июля?

Мне довольно часто приходится пересекать таможенную границу Российской Федерации, в частности российско-казахстанскую границу. Могу сказать, что в настоящее время ситуацию в пунктах пропуска комфортной для рядовых граждан не назовешь: длительные досмотры, сложные процедуры декларирования, как следствие – многочасовые очереди и километровые «пробки» из автомобилей и автобусов. Создание единой таможенной территории имеет в качестве одной из целей упрощение пересечения таможенной границы между государствами-участниками. Главным образом, за счет введения различных упрощенных процедур таможенного оформления. Но надеяться, что прямо с 1 июля исчезнут длинные очереди на таможенных постах и произойдут другие радикальные изменения, вероятно, не стоит.

В настоящее время вопрос о Таможенном союзе уже решен в политической и технико-юридической плоскостях, но в правоприменительном аспекте все еще только предстоит решить. И в этом я вижу основную трудность, с которой мы столкнемся после 1 июля. Для того чтобы Таможенный союз начал эффективно функционировать, потребуется перестройка сознания сотрудников таможенных органов, да и всех тех, кто будет пересекать границу. Я нисколько не удивлюсь, если еще некоторое время после введения в действие Таможенного кодекса некоторые его положения будут нарушаться или игнорироваться. Для столь масштабной реформы необходим переходный период, который продлится около шести месяцев. За это время мы привыкнем к новой реальности и начнем в полной мере пользоваться новыми возможностями. Вот тогда, через полгода, можно будет делать первые выводы об эффективности Таможенного союза и обобщить первые результаты его функционирования, как успешные, так и не очень. Важно понимать, что введение в действие Таможенного кодекса Таможенного союза –  это только первый шаг. Чтобы добиться конкретных устойчивых положительных результатов, потребуется принятие других межправительственных соглашений и актов органов Таможенного союза, а также совершенствование национального законодательства его участников.

Единое таможенное, а в перспективе единое экономическое прост-
ранство требует единообразного подхода к решению правоприменительных задач. Немаловажным здесь является процесс подготовки правоприменителей: он также должен быть единообразным. Не возникает ли в связи с этим необходимость создания единого образовательного пространства?

Профильные кафедры Уральской государственной юридической академии, в частности кафедра административного права и кафедра предприни-
мательского права, уже подготовили предложения по пересмотру своих учебных планов в связи с предстоящим введением в действие Таможенного кодекса Таможенного союза. Поэтому с нового учебного года таможенное право и правовое регулирование внешнеэкономической деятельности будут преподаваться по-новому, с учетом положений нового таможенного законодательства. Очевидно, что свои учебные планы должны будут пересмотреть и казахстанские, и белорусские вузы. Появятся новые образовательные программы по переподготовке и повышению квалификации действующих сотрудников таможенных органов. Создание единого образова-
тельного пространства, предполагающего унифицированные учебные планы и согласованные действия по подготовке квалифицированных специалистов, также считается одним из приоритетных направлений дальнейшего межгосударственного сотрудничества.

Хотелось бы заметить, что УрГЮА является участником российско-казахстанского образовательного проекта. В проекте участвует несколько вузов, в частности наша Академия и Уральский федеральный университет. В рамках сотрудничества наш вуз ежегодно принимает для обучения студентов Костанайского университета. С правовой точки зрения такое сотрудничество – не что иное, как совокупность внешнеэкономических контрактов, потому что речь в данном случае идет о трансграничном движении образовательных услуг. А услуги – это тоже предмет внешнеэкономических отношений. И до сих пор, принимая студентов из Казахстана, мы совершали валютные сделки. С созданием Таможенного союза нам, скорее всего, придется пересмотреть отношения с казахстанской стороной. Если процедуры заключения внешнеэкономических контрактов на оказание образовательных услуг упростятся, можно ожидать увеличения набора и повышения трансграничной мобильности услуг в сфере высшего профессионального образования. А это путь к созданию единого образовательного пространства.

Бублик Владимир АлександровичПосредством таких проектов Вы одновременно участвуете в решении еще одной немаловажной задачи – повышения доли знаний и технологий в совокупном экспорте страны, о чем неоднократно говорили и Президент России, и глава Правительства. Это один из аспектов модернизации.

Полностью с Вами согласен. Модернизация России, курс на которую провозглашен Президентом Дмитрием Анатольевичем Медведевым, требует, безусловно, и усилий высшей школы и юридического научного сообщества. Меня радует, что в диссертационных советах при Уральской государственной юридической академии все больше защищается диссертаций с отчетливо выраженной инновационной составляющей. Взять хотя бы кандидатскую диссертацию Игоря Тарасова, где в юридической плоскости осмысливаются современные проблемы энергетики. Или кандидатскую диссертацию Андрея Незнамова по интернет-спорам. Все это – интеллектуальный продукт, который востребован и полезен не только в нашей стране, но и за ее пределами, а потому потенциально может стать предметом экспорта.

Вопрос, может быть, уже немного избитый, но все-таки. Как сказался на внешнеэкономической деятельности и ее правовом регулировании финансовый кризис?

Что касается «классики» внешнеэкономической деятельности, то все, к счастью, осталось по-прежнему. Цивилистические основы ее правового регулирования, корни которых восходят к римскому праву, прошли испытание временем и перед лицом нынешнего кризиса тоже устояли. Но в целом внешнеэкономическая деятельность как система экономических отношений после кризиса стала выглядеть по-иному. Я полностью согласен с метко сказанной кем-то фразой, что с кризисом экономика перестала быть гламурной. Деньги становятся деньгами. Товары и услуги начинают оцениваться по качеству и количеству – сколько они действительно стоят, а не сколько за них хотят. Тот, кто понимал это раньше, пострадал от кризиса значительно меньше тех, кто посредством хитроумных внешнеэкономических схем занимался добыванием денег «из воздуха». Реальная экономика после кризиса не только осталась «на плаву», но даже сделала шаг вперед, так как появились дополнительные стимулы для модернизации. А вот оффшорные схемы во внешнеэкономической деятельности – во многом благодаря нам, юристам, – уже становятся неактуальными. Появились другие способы минимизации налоговой нагрузки и сокращения затрат, но это, впрочем, отдельный разговор.

Лично Вас о чем заставил задуматься финансовый кризис?

Нужно переписывать учебник по внешнеэкономической деятельности. В нем должен содержаться глубокий анализ причин и последствий финансово-экономического кризиса во внешнеэкономической сфере, его влияния на таможенные отношения и национальное законодательство. В настоящее время идет активный процесс осмысления этих последствий, и уже нужно, чтобы уроки кризиса начинала изучать молодежь.

И последний вопрос, Владимир Александрович, позвольте задать Вам как ректору одного из ведущих юридических вузов страны. Ожидают ли нас в новом учебном году какие-то изменения в сфере высшего юридического образования?

Изменений грядет много. Так, новые образовательные стандарты заставят нас кардинально пересмотреть учебные планы. Не останется для нас незамеченным и создание Уральского федерального университета. Хотя в нем и нет юридического факультета и УрФУ не является нашим прямым конкурентом, все же прогнозируется некоторое перераспределение потока абитуриентов. Поэтому мы сейчас пытаемся выстроить отношения с новым вузом, найти «точки соприкосновения» интересов. А еще мы с нашими московскими, питерскими и саратовскими коллегами обсуждаем идею создания национальной юридической академии (университета) как федерального вуза с особым статусом. К очередной сессии Европейско-Азиатского правового конгресса, которая состоится в конце мая, будет разработан проект соглашения, и пройдут очередные переговоры по данному вопросу. Я думаю, что уже осенью соглашение будет подписано, и мы обратимся с соответствующей инициативой в Правительство и Администрацию Президента Российской Федерации.

Беседовал А. Мочалов

 

Все данные, имена и должности публикуются на дату выхода соответствующего номера журнала.

Копирование любых материалов с сайта допускается только при указании на источник с активной ссылкой на сайт http://www.российское-право.рф/

 



 

© Вербицкая Ю. О., 2010-2012г.
Советы по макияжу для женщины-юриста  Мы знаем что вам предложить:. Оформить сертификат Таможенного союза - качественно и надежно!