Главная / Архив номеров / № 1 (1) 2004 /Статья Сергей Алексеев: «Я делал все возможное для торжества права в российском обществе»

Сергей Алексеев: «Я делал все возможное для торжества права в российском обществе»

Автор: Алексеев Сергей Сергеевич

Опубликовано: Российское право: образование, практика, наука № 1 (1) 2004

Страницы: 37-40

28 июля исполняется 80 лет Сергею Сергеевичу Алексееву, выдающемуся российскому юристу, доктору юридических наук, члену-корреспонденту РАН, почетному доктору (honoris causa) Университета Париж–XII  Вальде-Марн, участнику Великой Отечественной войны, автору более чем 400 печатных трудов, более 40 книг, 10 из которых изданы за рубежом. Кроме того, Алексеев — создатель уральской научной школы в области теории государства и права, инициатор возрождения школы гражданского права в России, видный политический деятель 90-ых годов.


 В переломные для страны годы, на рубеже девяностых, он стал одним из разработчиков проекта Конституции РФ (1993) и Гражданского кодекса РФ (1994, 1995). Народный депутат СССР, он стал первым  в истории России председателем Комитета по законодательству Верховного Совета СССР, первым Председателем Комитета конституционного надзора СССР (1989–91 гг.),  первым председателем совета Исследовательского центра частного права при Президенте РФ.  Талант умного и страстного оратора, правовая и философская  публицистика, выражающая высокую гражданскую и нравственную позицию автора, — все это поставило С.С. Алексеева в  ряд авторитетных лидеров общественного мнения в нашей стране. С  1993 по 1996 г. он был членом Президентского совета и Комитета по правам человека при Президенте РФ.

О том, как я оказался на юридической стезе

- Более полувека я занимаюсь правом. С середины 40-х годов, когда сразу после демобилизации из-за тяжкого ранения поступил в Свердловский юридический институт. С тех пор право - моя профессия, любовь и труд, боль и тревога, вера и надежда. Моя судьба.

Скажу сразу: мне повезло. Моими учителями в институте, а затем и наставниками в педагогической и исследовательской деятельности оказались чудом сохранившиеся в вихрях сурового времени правоведы дореволюционной эпохи, живые "осколки" одной из самых передовых в мире к 1917 году русской юридической науки - профессора Б. Б. Черепахин и А. М. Винавер. Изгнанные властями из столичных вузов, они создали в Свердловском институте особую атмосферу - трепетное отношение к подлинным научным ценностям, стремление к объективному научному анализу, уважительный подход ко взглядам своих предшественников и коллег. Именно они помогли познакомиться с трудами выдающихся правоведов дореволюционной поры - А. В. Венедиктова, Д. М. Генкина, В. К. Райхера, с работами их учеников - С. Н. Братуся, О. С. Иоффе, Р. О. Халфиной. Льщу себя надеждой, что мне удалось немало воспринять от исповедуемых ими светлых начал либерализма.

Уже в наши дни, после крушения сталинской тирании, мне довелось попытаться воплотить в жизнь наказ моих учителей - сделать все возможное и посильное для торжества права в российском обществе. Притом - казалось бы, вот удача! - пусть и на невеликих, но государственных постах. Увы, попытки эти натолкнулись на реалии нашего духовно исковерканного общества, на жестокие законы власти, на беспощадную борьбу без всяких нравственных правил за овладение и удержание власти любой ценой.

Но определенные шаги к торжеству права вместе с коллегами удалось сделать.

Институт философии и права

- Одним из таких шагов явилось создание Института философии и права в Свердловске. Идея сделать Свердловск одним из центров русских правовых традиций возникла давно. После революции, и  даже в 20–30 гг. в Свердловске работали крупные представители юридической мысли в области гражданского права. Самый яркий из них — И.А. Покровский. Его учениками были А.М. Винавер и Б.Б. Черепахин, учеником которых, как я уже говорил, стал впоследствии и я. А.М. Винавер читал лекции по римскому частному праву, посвящая студентов в тонкости латинских правовых конструкций. Б.Б. Черепахин (зав. кафедрой  частного права) вел студенческий кружок по гражданскому праву,  был моим научным руководителем, когда я учился в аспирантуре и готовил кандидатскую, а затем и докторскую диссертацию. Потом я занимался теорией права, преподавал на кафедре государства и права Юридического института в Свердловске, много работал. Но  никогда меня не оставляла мечта продолжить традицию А.М. Винавера и  Б.Б. Черепахина. В 1987 г. Г.А. Месяц предложил мне создать Институт права.  Это была возможность воплотить давнюю мечту и продолжить традицию И. Покровского. Не обошлось, конечно, и без трудностей. В Академии наук в то время было не принято создавать институты гуманитарного профиля. Если что-то и формировалось, то считалось, что все должно быть в Москве, рядом с ЦК КПСС. Наш институт должен был стать первым на Востоке страны институтом гуманитарной проблематики.

В конце концов, Президиум УрО РАН одобрил создание института. Много хлопот было и с поиском  здания под институт. Какое-то время Высшая партшкола предоставляла нам помещение для проведения теоретических семинаров. Тот домик, который мы занимаем в настоящее время, прежде принадлежал также партшколе — ее директор и передал здание Институту философии и права. При подборе сотрудников мы исходили из того, чтобы собрать правоведов и философов, наиболее перспективных в научном плане.

Из науки в политику

Алексеев Сергей Сергеевич
12 декабря 1989 года. Первый день II съезда народных депутатов СССР

- Период создания Института философии и права пришелся на удивительное время в истории нашей страны. Начавшиеся в середине 1980-х гг. перемены – знаменательны сами по себе (на смену маразматическим старцам пришел на высший партий пост молодой и обаятельный Генсек, М.С. Горбачев – юрист по образованию), воодушевили многих людей. В особенности, - правоведов. Теперь, - представлялось юристам, - настало наконец-то наше время.

И действительно. Престиж «юриста» необыкновенно вырос. Ожили, казалось бы, сугубо декларированные записи в Конституции – о гласности, о выборах. Стали появляться новые законы – о кооперативах, об индивидуальной трудовой деятельности, о предприятии.

В это время были разработаны и приняты законы о собственности, об аренде, о печати. Однако все они встречали сопротивление партийных инстанций и руководства палат Верховного Совета. К октябрю–ноябрю 1989 г. стало выясняться, что вновь принятые законы не определили коренной перелом в жизни общества. Все уходило в песок…

Вскоре и мне довелось быть причастным как к истокам вполне самостоятельной законодательной работы нашего отечественного парламента (1989 г.), так и год спустя к первым шагам формирования конституционного правосудия – Комитета конституционного надзора (ККН).

Решения и деятельность ККН были первым опытом непосредственного практического использования положений о правах человека при решении конкретных юридических дел. Функции Комитета были весьма ограниченными, его решения имели рекомендательный характер, но в Законе о ККН была запись о том, что его решения, принятые в соответствии с основными правами человека, вступают в действие немедленно. Были приняты наиболее важные решения об отмене прописки, о  юридической ничтожности «секретных» актов, о ликвидации исправительно-трудовых учреждений и ряд других. В итоге оказалось, что Комитет не столько добивается реализации положений действующей советской Конституции 1977 г., сколько стремится провести в жизнь конституционные начала, основанные на правах человека.

20 августа 1991 г. по моей инициативе члены ККН подписали заявление, осуждающее ГКЧП, где указывалось, что закон о чрезвычайном положении не предусматривает таких структур, как ГКЧП, что наделение их функциями высшего органа власти СССР незаконно. Это заявление не было принято в официальных кругах, и было подано в «Общую газету».  После беловежского сбора руководителей трех республик в декабре 1991г. ККН выступил с заявлением о юридической несостоятельности роспуска СССР. Оно тоже не было принято в органах власти и  было опубликовано только в «Правде». Но с прекращением существования СССР в декабре 1991 г. были распущены все общесоюзные учреждения, в том числе и ККН.

Главным же направлением деятельности для меня была организация при Президенте СССР Исследовательского центра частного права для совместной работы с Верховным Советом. Постепенно стала реализовываться идея частного права. В 1994 г. Президент РФ утвердил федеральную программу «Становление и развитие частного права в России», а меня — ее научным руководителем. Основной задачей центра была подготовка проекта Гражданского кодекса РФ, что и было сделано — был разработан и принят Гражданский кодекс в трех частях.

Алексеев С.С. со студентами
Сергей Алексеев со студентами

Потом я вышел из президентского совета по правам человека, поскольку увидел, что война в Чечне есть рецидив коммунистического правопонимания. Протест против действий регулярной армии при «наведении конституционного порядка» в Чечне был делом совести и чести человека, испытавшего на себе ужасы войны. Я выступил с рядом статей, в которых изложил свою позицию. Когда вступает в действие решение о применении тяжелого вооружения для массового поражения, ситуация гражданского конфликта юридически и политически оценивается как ситуация войны: с террором, расправами и прочими ее атрибутами. Это повлекло сдержанное отношение ко мне, о чем я не жалею.

Работа над конституцией

- Официальный проект новой Конституции с 1991 г. готовился в особой комиссии Верховного Совета РСФСР под эгидой Б.Н. Ельцина. В начале 1993 г. по инициативе движения «Демократический выбор России» во главе с Г. Поповым и А. Собчаком, меня попросили подготовить альтернативный проект. Я привлек к делу нескольких коллег и прежде всего цивилиста, юриста высшего класса Славу Хохлова. Работали в Питере, в «резиденции» А. Собчака. Сразу же был выработан перечень основных конституционных идей: 1) неприятие идеологии войны, 2) ответственность государства перед народом за силовые решения, 3) идея верховенства Права.

Главным «авторским» завоеванием в работе над Конституцией я считаю положение о том, что права человека определяют смысл и содержание деятельности всех подразделений власти. На первое место в тексте было поставлено положение о том, что «права человека являются непосредственно действующим правом» и основой всей государственно-правовой жизни. Правда, из статьи под номером два в окончательном варианте текста его перебросили в статью 18, но оно сохранилось. В проект были включены и другие жесткие юридические конструкции: о строго разрешительном порядке действий государственных органов и должностных лиц, о недопустимости без прямого указания закона и надлежащих правосудных процедур использования регулярной армии внутри страны и др. Но до сих пор власть не признает принцип недопустимости уничтожения человека вооруженной силой при решении внутригосударственных проблем. В окончательной редакции концептуальное положение о правах человека оказалось во второй главе, а заглавными статьями текста стали, как и в советское время, положения о государстве, его суверенитете, территориальной целостности. Принципиальный «настрой на человека» — главное содержание «альтернативного» проекта Конституции — оказался отодвинут на второй план и выхолощен.

Страдания по Гражданскому кодексу

- В 1991-1996 гг. в России развернулась работа по подготовке проекта Гражданского кодекса. Эта работа, ее начало, ее ход, придание ей государственного значения, - все это стало поприщем жесткой борьбы. Причина этой борьбы в том, что Гражданский кодекс во всем мире (начиная с Гражданского кодекса 1804 г.) был основой и знаком реального становления современного гражданского общества, новой свободной экономики. И даже не ведающие об этом противники действительных преобразований – былая и новая номенклатура, партийно-советское чиновничество, прогосударственная хозяйственная элита, их прислужники – благодаря своему классовому чутью видели в Кодексе своего смертельного врага. Добавим сюда утвердившееся с коммунистических времен направление в науке, проповедующее в противовес «буржуазной юриспруденции» и стихии рынка, теорию «социалистического хозяйственного права». Ее представители убедили власти в предпочтительности принятия вместо гражданского законодательства Хозяйственного кодекса, или Торгового кодекса, или Кодекса предпринимательства. Также и со стороны некоторых оказавшихся у власти лиц, именующих себя демократами и реформаторами-рыночниками, проявлялось неприятие Гражданского кодекса или сдержанное к нему отношение. Причины такого отношения к ГК в радикальных демократических кругах разные: слабая юридическая подготовка, ограниченность представлений об образцовом американском капитализме, но главное —  доминирующая в сфере экономических знаний убежденность во второстепенности юридических категорий и механизмов.

Многотрудная работа над проектом Гражданского кодекса (проходившая в 1992 и последующих годах вплоть до утверждения ГК Президентом РФ в 1994 г.) состояла главным образом в отработке юридических форм, порядков, конструкций разнообразных отношений в сфере собственности, гражданского оборота, положения граждан и юридических лиц. То есть всего того, что необходимо для новых, рыночных отношений, практики коммерческой работы.

В статье первой ГК сразу дан общий настрой всему материалу Кодекса – смотрите и руководствуйтесь: теперь регулирование собственности, иных имущественных отношений строится на «равенстве», «неприкосновенности собственности», «свободе договора», «праве субъектов своей волей и в своем интересе определять условия своего поведения», «недопустимости вмешательства кого-либо, в том числе государства, в частные дула», «судебной защите прав». Наш Гражданский кодекс отражает основы, суть либерально-демократических воззрений и действий. В сущности, - Манифест современного гражданского общества, как это и произошло во всем мире – в странах, где реально утверждаются демократия и рыночная экономика.

Но увы, последующие годы показали, - несмотря на все, только что упомянутые стремления и нововведения Гражданского кодекса России и первоначально прозвучавшие декларации о нем (как об «экономической конституции») – Кодекс так и не стал правовой основой экономико-социального развития. Кодекс, как и в советское время, остался главным образом «оформительским» документом… Власть использует ГК РФ только периодически, для своих конкретных нужд, например, для роспуска НТВ, но не для утверждения подлинной экономической свободы личности, защиты ее собственности, прав и достоинства. Общие начала гражданского законодательства не отмечены ни в одном из ответственных государственных и общественных документов. На практике в ряде случаев выдвигаются положения, отражающие директивное значение государственной власти в хозяйственной жизни.

Но главное — Гражданский кодекс, соответствующий требованиям и достижениям современного гражданского общества, у нас все же есть. Пусть частично, с трудом и деформациями, его положения и его «дух» входят в практическую жизнь, утверждаются в повседневности. 

Алексеев С.С. с Путиным В.В.
Владимир Путин вручает Сергею Алексееву Орден за заслуги перед Отечеством III степени

Цепь не прервется

- Естественно, даже занимаясь активной законотворческой деятельностью, я никогда не оставлял науку. Наука и практика для меня едины. Мы создали с группой ученых Исследовательский центр частного права при Президенте РФ, Российскую школу частного права, Институт частного права. За всем за этим стоит единая концепция целостной системы послевузовского образования юристов-цивилистов высокого класса.

В настоящий момент существует два отделения школы — в Москве и в Екатеринбурге. Школа и Институт частного права — это звенья единой системы. Институт существует без государственной поддержки. Туда поступают лучшие выпускники школы частного права. Это и есть  главное дело моей жизни — я и сейчас курирую работу по программе возрождения частного права в России, руковожу Уральским отделением Российской школы частного права. Наша цель — подготовка  специалистов мирового уровня, и если мне удастся воспитать хотя бы десять учеников, буду считать свой долг перед страной, перед своими учителями выполненным: цепь не прервется.

 

По материалам архивов  С.С. Алексеева

 

Все данные, имена и должности публикуются на дату выхода соответствующего номера журнала.

Копирование любых материалов с сайта допускается только при указании на источник с активной ссылкой на сайт http://www.российское-право.рф/

 



 

© Вербицкая Ю. О., 2010-2012г.
Советы по макияжу для женщины-юриста  Бейвеля Парковый Челябинск.